ГЛАВА 3. Единство фронта и тыла


Глава 3

 

Единство фронта и тыла

 

Предисловие к главе

«Единство фронта и тыла»

 

Победа в самой страшной войне, которую знало человечество, далась великими жертвами, гигантским напряжением всех сил нашего народа.

В годы Великой Отечественной войны Кустанайская область находилась в глубоком тылу. Здесь не ступала нога фашистского солдата и земля не изрыта траншеями и окопами, но вклад кустанайцев в Победу над фашизмом огромен. Преодолевая трудности, холод и голод, самоотверженно трудились для фронта те, кто оставался в тылу. Женщины, старики, подростки работали по 16 часов в сутки, без выходных, выполняя и перевыполняя высокие нормы военных поставок.

В кратчайшие сроки была перестроена на военный лад экономика области. Артели “Первое мая”, “Красный передовик”, “Красный кустарь”, “Пимокат”, “13 лет Октября”стали производить военные повозки, учебные винтовки, ремонтировать станковые пулеметы, шить теплое белье, фуфайки, ватные брюки, полушубки для воинов Красной Армии.

В 1941-1942 годах в области были созданы новые отрасли промышленности на базе заводов и фабрик, эвакуированных из оккупированных врагом районов страны. В соответствии с решением ЦК КП (б) Казахстана и СНК Казахской ССР в область должны были прибыть предприятия: швейная фабрика «Большевичка» из Херсона, завод искусственного волокна из Клина, номерные заводы № 222 и № 507, Симферопольский кожкомбинат, 2 кожзавода, мелькомбинат, московская перчаточная фабрика «Красный Восток», оборудование радиостанции и авиамастерские № 278. В дороге эшелоны подвергались бомбардировке, прибывали не по графику, с большим опозданием и некомплектным оборудованием. Кустанайцы делали все возможное и невозможное, чтобы выдержать жесткий график ввода предприятий в действие.

Подлинный трудовой героизм проявили труженики села. От зари до темноты, на изношенной технике в режиме строжайшей экономии колхозники выполняли планы поставок зерна, мяса, другой сельхозпродукции для фронта.

Кустанайцы участвовали в сборе средств, направленных на строительство самолетов и танков.

В годы войны в Кустанае были размещены эвакогоспитали.

Летом 1942 года из Сталинграда в Кустанай была передислоцирована военно-авиационная школа № 7 имени Краснознаменного Сталинградского пролетариата, находившаяся здесь до 1946 года.

Как бы ни складывались дела на фронте, как ни тяжело и голодно было в тылу, ни на один день не прекращали свою работу клубы, библиотеки, театры, музеи.

Обо всём этом читатель сможет подробно прочитать в главе «Единство фронта и тыла», познакомиться с архивными и музейными документами.

 

 

Швейная фабрика «Большевичка»

Правительством СССР принимается решение об эвакуации предприятий с территорий, охваченных войной, вглубь страны.

Кустанай в числе других городов республики принимает эвакуированные предприятия и делает всё возможное, чтобы в кратчайшие сроки запустить их в работу на выполнение военных заказов.

По архивным данным, на 25 февраля 1942 года в г.Кустанай прибыло из прифронтовых регионов 6 промышленных предприятий. В числе первых была швейная фабрика «Большевичка», эвакуированная из украинского города Херсон. Основанием для эвакуации фабрики в г. Кустанай явился приказ Наркома легкой промышленности СССР Лукина за № 520 от 4 июля 1941 г.

В это время немцы находились совсем близко от Херсона, вражеская авиация беспрерывно бомбила город. В этих условиях коллектив кадровых работников швейной фабрики приступил к демонтажу оборудования и эвакуации фабрики. Работа была проделана за немыслимо короткий для мирного времени срок – за 3 дня. За это время всё производственное оборудование, другие материальные ценности были подготовлены для транспортировки, а затем доставлены в полном порядке в г.Кустанай.

С 5 по 10 сентября в Кустанай прибыли эвакуированные работники фабрики: рабочие, инженеры и техники, их было 154 человека, а также члены их семей в количестве 173-х человек.

В числе рабочих фабрики прибыло 60 девушек рождения 1923-27гг., которые были направлены на фабрику в г. Херсон в 1940-41 гг. из колонии № 3 НКВД г. Тобольска и из детского дома им. Петровского Николаевской области. Девушки эти приехали в г. Кустанай совершенно без теплой одежды и обуви.

Из оборудования и материалов прибыло: 223 швейные машины разных классов и марок, в т. ч. 175 швейных машин 31 класса фабрик «Унион», «Зингер», «Госшвеймашина», 10 машин 16 класса разных фабрик, 18 машин 15 класса, 19 пуговичных и петельных спецмашин, одна оверложная машина, 119 чугунных станин, 32 электромотора, 33 рубильника, ленточная пила, резальная машина и др. Фабрика привезла с собой весь запас пуговиц – 76 тыс. штук, машинных иголок – 1900 штук, ручных иголок – 6400 штук и ниток разных – 32 тыс. катушек. Из сырья в наличии имелось 10 тыс. метров байки, сатина и бязи.

Самый первый вопрос, который надо было решить, – размещение оборудования фабрики, а также обеспечение жильем эвакуированных работников. Исполком Кустанайского областного Совета депутатов трудящихся и бюро областного комитета КП(б)К принимают постановление «О размещении эвакуированной швейной фабрики», в котором обязывают в 2-х дневный срок освободить для размещения швейной фабрики помещения земельного отдела с надворными постройками, ветбаклаборатории, облдоротдела и горкома комсомола. Все эти здания в основном располагались на улице Ленина (ныне пр. Аль-Фараби) и были полностью освобождены к 15 сентября.

Совместным решением Кустанайского обкома КП(б)К и облисполкома от 16 сентября 1941 г. утверждается график ремонта зданий, монтажа оборудования и устанавливается срок сдачи фабрики в эксплуатацию 10 октября 1941 г. В назначенный срок фабрика была сдана в эксплуатацию. За рекордно короткий срок небольшой коллектив фабрики исключительно своими силами восстановил производство, проделал значительный объём монтажных и ремонтно-строительных работ. Были оборудованы 5 швейных агрегатов, они включали 158 рабочих мест.

 

И. Драный, слесарь-ремонтник фабрики «Большевичка»

Х. Васянина, передовая работница швейной фабрики «Большевичка»

П. Еремейчик, начальник цеха швейной фабрики «Большевичка»

 

 

Городские власти делали все, чтобы обеспечить людям должные, применительно к военному времени, условия жизни. Сразу же по прибытии в город снабжение эвакуированных было организовано на общих основаниях, для получения хлеба рабочие и служащие были прикреплены к магазинам. Для организации общественного питания фабрике была выделена расположенная вблизи столовая. Райздрав выделил места в яслях для детей работниц фабрики.

Одной из архисложных задач, стоящих перед эвакуированным коллективом после восстановления фабрики, была задача подготовки новых кадров, как массовых квалификаций, так и более сложных профессий – механиков швейных машин, закройщиков, контролеров и др. Обучение новых рабочих проходило в основном по принципу: «смотри и делай как я». Был объявлен набор рабочих, как из лиц местного населения, так и эвакуированных. И если на 1 января 1942 года весь персонал предприятия насчитывал 231 человека, то уже через год на фабрике работало 544 человека, за годы войны это был самый многочисленный для фабрики год. Уменьшение численного состава в последующие годы шло в связи с непрекращающейся мобилизацией на фронт, отзывом на другие работы, возвращением эвакуированных в освобожденные от врага территории.

Основная нагрузка ложилась на женские плечи, именно они составляли подавляющую часть работников фабрики. Так в 1943 году из 544 работников фабрики женщины составляли 79%, а в 1944 году из 425 работников их было 414 или 97 %. Мало того, что у работниц отсутствовала хотя бы мало-мальская квалификация, не хватало катастрофически сырья, а часто его не было вовсе. Эта проблема долго терзала коллектив фабрики. Пугала людей и приближающаяся зима… . Архивные источники свидетельствуют, что часть приехавших (прежде всего одиноких, таковых было 60 человек) разместили в общежитии, а остальные были расквартированы в семьях горожан. Остро встал вопрос с топливом, досаждали голод и холод.

Главным бичом производства оставались дефицит сырья и электроэнергии.

По плану за четвертый квартал 1941 года исключительно для фронта фабрика изготовила телогреек – 30 300 штук, шаровар – 31 100 штук, белья – 11 760 комплектов.

Фабрика шила обмундирование для рядового состава, которое почти ежедневно отгружалось непосредственно в районы боевых действий и в места формирования воинских частей.

В 1942 году фабрика выпустила продукции на 1219,3 тыс. рублей (в неизменных цифрах 1926-1927гг.), а уже в 1944 году - на 1888,4 тыс. рублей.

За годы войны коллектив фабрики «Большевичка» выпустил обмундирования на 25 дивизий, отремонтировал 88 тысяч штук шинелей, ватников, мундиров и другой необходимой продукции для фронта.

А из остатков и отходов основного производства фабрика выпускала изделия ширпотреба, в которых остро нуждалось мирное население – детские товары, женские платья и юбки, мужские костюмы, предметы спецодежды и белья. Весь ассортимент изделий, как военного, так и гражданского назначения являлся вновь освоенным за годы войны.

В эти годы на фабрике всегда в центре внимания стояли вопросы качества. По стандартам допускался выпуск продукции первого сорта – 95 %, второго сорта – 5 %. И если в 1942 году фабрика выпустила первым сортом 96 процентов своей продукции, то в оставшиеся военные годы фабрика практически исключила выпуск несортной и бракованной продукции. Благодаря чему удалось сэкономить значительные денежные средства и, следовательно, сделать больше для фронта.

В 1943 году за трудовую доблесть Наркомат наградил «Большевичку» Красным Знаменем.

Коллектив фабрики не только самоотверженно трудился над выполнением военных заказов, но еще и оказывал помощь селу. В посевную, уборочную кампании работники фабрики направлялись для оказания помощи в село, в 1944 году к осенней страде фабрикой было изготовлено 2000 комбинезонов для трактористов области. В то лихое время постоянно на что-то собирали средства, мобилизовывали, отрабатывали, вставали на трудовые вахты и др. Займы, пожертвования деньгами и вещами, лотереи, помощь фронту, прифронтовой полосе, беженцам, инвалидам, бойцам, госпиталям – всего не перечесть, на что уходили и без того мизерные заработки.

Рабочие и специалисты помогали фронту не только поставкой обмундирования, они, как и все горожане, как и вся страна, обучались военному делу, выходили на городские субботники, дежурили в госпиталях и т.д.

К концу войны фабрика уже работала на полную мощность, сложился профессиональный коллектив.

Задачу военного времени – обеспечение обмундированием бойцов Красной Армии – коллектив фабрики выполнил с честью. В мирное время славные традиции «Большевички» были продолжены и фабрика заняла достойное место в ряду промышленных предприятий легкой промышленности Казахстана.

В память о боевых и трудовых подвигах женщин во время Великой Отечественной войны на здании Производственного кооператива «Большевичка» 7 мая 2008 года состоялось открытие одноименной мемориальной доски.

 

 

Завод № 507

В начале войны в Кустанай были эвакуированы заводы искусственного волокна из городов Клин и Каменск. В соответствии с решением Эвакосовета и Комитета Обороны от 29 октября 1941 г. на их базе был организован завод № 507.

С 3 по 12 декабря 1941 г. в Кустанай прибыло 130 вагонов с оборудованием завода «Клинволокно». Вместе с оборудованием в город было эвакуировано 55 работников предприятия, преимущественно монтажников, инженеров и техников-химиков, а также 70 бойцов военизированной пожарной охраны. Строительных рабочих в Кустанай эвакуировать не удалось. И это создавало большие трудности, так как предстояли значительные работы по строительству цехов, других производственных сооружений завода № 507.

 

Для размещения части оборудования заводу были переданы здания бывшего реального училища и управления НКВД. Правда, НКВД освободило только первый этаж, а подвал и второй этаж здания к концу 1941 г. не были переданы в распоряжение завода. А так как стояла задача ввести завод в действие в максимально короткие сроки, то нехватка помещений создавала серьезные трудности. Сложившаяся ситуация вынудила начальника главного управления искусственного волокна Морозова обратиться 24 декабря 1941 г. с секретной запиской к секретарю Кустанайского областного комитета КП(б)К тов. Мельникову:

«… тот факт, что мне пока освободили первый этаж, подвал и второй этаж здания НКВД остаются занятыми, не дает мне возможности целесообразно, начиная с 25 декабря, использовать ту группу монтажников, которая у меня имеется в наличии. Поэтому я прошу по окончании ремонта мною Дома пионеров, переселить остальную часть работников НКВД. Так как ремонт спецзданий НКВД представляет большой объем работ и может затянуться, ввиду отсутствия у меня в наличии строительных материалов, я прошу все же не позднее 1 января подвальную часть здания НКВД мне также освободить и отвести НКВД временно, взамен спецздания, некоторую часть площади, хотя бы в городской тюрьме».

Оборудование и специалисты продолжали прибывать в город.

Помещений не хватало. Как вспоминает ветеран труда Анатолий Иванович Притула, в годы войны работавший на заводе № 507, «к старым зданиям, ставшими основными, были пристроены новые цеха – механическая мастерская, корпус для сушки пороха, корпус графитовки и сортировки пороха и корпус для его упаковки. На территории завода были установлены два паровоза для отопления этих корпусов и для сушки пороха. Каждый корпус был обрамлен высоким земляным валом. Это на всякий непредвиденный случай, ведь порох очень огнеопасен».

20 марта1942 года исполком облсовета принимает решение о передаче заводу зданий, ранее занятыми начальными школами № 5 по ул. Октябрьской, 49 (ныне Дулатова) и № 6 – по ул. Советской,54 и 56 (ныне Байтурсынова), для расселения в них рабочих батальонов. Тогда же было принято решение о передаче заводу во временное пользование мехмастерской облводхоза со всеми станками, двигателями и оборудованием, как мехбазу, необходимую для строительства плотины.

В мае 1942 г. Кустанайский облисполком вновь принимает решение о передаче ряда городских зданий для нужд завода.

Началась активная работа по освоению переданных помещений. В кратчайшие сроки необходимо было установить турбину, построить котельную, осуществить монтаж технологического оборудования. Активно идет возведение новых сооружений. Условия были тяжелейшие - не хватало строительных материалов, контингент эвакуированных рабочих и инженерно-технических работников был явно недостаточен для выполнения всех работ. Руководство области организовало строительную колонну, в которую было мобилизовано 1750 человек. Одновременно на стройке был сконцентрирован весь находившийся в наличии кирпич, лес и другой строительный материал, а также рабочий инструмент.

В целях скорейшего окончания работ по строительству завода № 507 в этот период принимались самые различные решения: по выделению «Сельхозснабом» и «Облводхозом» водопроводных труб, «Совхозснабом» – вагона огнеупорного кирпича, 1,5 тонны огнеупорной глины и 8000 штук кирпича «Украинка», горкомхозом – 25 тонн асфальта. Для изготовления электродов контора «Облзаготсено» отпустила заводу 2 тонны проволоки. Облторготдел обязан был выделять Кустанайскому обллесоуправлению с мая 1942 года в течение 4-х месяцев фонд муки на сто человек рабочих, занятых на поставке леса строящемуся заводу. В связи с необходимостью круглосуточного и непрерывного электроснабжения завода № 507 и нехваткой на горэлектростанции обслуживающего персонала она была переведена с 20 октября 1942 года на 11-часовой рабочий день.

 

В первое время помещения почти не отапливались, но никто не отказывался ни от какой работы. Рабочий день длился по 12-14 часов, а иногда люди сутками не уходили с завода. В строительстве завода принимали участие не только горожане, в эту работу включались и сельские районы.

 

Постановление Кустанайского облисполкома и бюро обкома КП(б)К о мероприятиях по оказанию помощи строительству завода 507а

1 июля 1942 г.

Учитывая крайнюю необходимость увеличения транспорта для строительства завода № 507а, а также в целях бесперебойного обеспечения завода электроэнергией, облисполком и бюро обкома КП(б)К постановляют:

1. обязать Кустанайский райком КП(б)К и райисполком не позднее 3 июля с.г. выделить заводу № 507а 50 пар быков с упряжью и повозками сроком на 1 месяц;

2. обязать Тарановский райком КП(б)К и райисполком сроком до 15 июля с.г. транспортом колхозов перевезти из артели имени Кирова (пос. Варваренка) на стройплощадку завода № 507а (Кустанай) 200 тонн извести;

3. обязать ОблЗО (тов. Радченко) не позднее 3 июля с.г. выделить заводу № 507а 4 гусеничных трактора «Сталинец» сроком на 2 месяца для земляных работ по сооружению плотины;

4. обязать Горэлектростанцию (тов. Спектор) передать в эксплуатацию заводу № 507а дизель, смонтированный заводом № 507а, оставив остальные двигатели электростанции для обслуживания других городских потребителей электроэнергии.

 

Председатель облисполкома Д. Керимбаев.

Секретарь обкома КП(б)К Урашев.

 

ГАКО. Ф. 72. Оп. 7. Д. 14. Л. 7. Подлинник.

 

Катастрофически не хватало квалифицированных рабочих. Тогда для их подготовки при строящемся заводе было организовано фабрично-заводское училище, куда записалось 250 подростков. До обеда ребята учились, а после обеда выходили на заводские строительные площадки.

В июле 1943 года завод выдал первую партию оружия для нужд фронта. Трудовой коллектив завода во главе с первым своим руководителем Е.И.Аграчевым выполнил поставленную задачу. Первые вагоны с порохом были отправлены в Челябинск, где в то время выпускали патроны для армии. С каждым месяцем предприятие наращивало производственные мощности. Основной продукцией был порох. В 1944 году завод занял третье место по отрасли во Всесоюзном соревновании.

В мирное время на базе завода № 507 в г.Костанае был организован завод химволокна.

 

Примечание: для полного и правильного восприятия данного материала читайте архивную справку:

- Кустанайский завод № 507 переименован в Кустанайский завод № 507а 20 марта 1942 года;

- Кустанайский завод № 507а переименован в Кустанайский завод № 514 1 января 1946 года;

- Кустанайский завод № 514 переименован в Кустанайский завод искусственного волокна 1 ноября 1961 года;

- Кустанайский завод искусственного волокна переименован в Кустанайский завод химического волокна имени 50-летия СССР 1 октября 1966 года;

- Кустанайский завод химического волокна имени 50-летия СССР переименован в производственное объединение «Химволокно» 21 февраля 1986 года;

- Производственное объединение «Химволокно» преобразовано в государственное акционерное общество «Кустанайхимволокно» 15 сентября 1993 года.

 

 

 

 

Мобилизация

К информации в ЦК КП(б)К

(раз в декаду)

 

О ходе выполнения указаний товарища Сталина,

данных в его речи по радио 3 июля 1941 года.

 

1. Как проходит в области, городе, районах перестройка всей работы на военный лад.

2. Какие имеются положительные и отрицательные моменты по выполнению указаний товарища Сталина.

3. Работа: а) промышленности,

б) сельского хозяйства,

в) транспорта.

4. Ход военного обучения трудящихся.

5. Подготовка женщин для замены мужчин, призываемых в Красную Армию.

6. Ход выполнения решений ЦК КП(б)К по военно-мобилизационным вопросам.

7. Охрана промышленных предприятий, транспорта, посевов, скота.

8. Постановка агитационной работы. Показать здесь:

а) усиление дисциплины и организованности на предприятиях и учреждениях;

б) максимальное увеличение выпуска продукции;

в) повышение бдительности трудящихся;

г) усиление охраны;

д) уверенность трудящихся в силе и могуществе Красной Армии и окончательном разгроме фашизма;

е) высокий подъем советского патриотизма;

ж) высокий трудовой подъем на предприятиях, в МТС, совхозах, колхозах.

9. Четкость и оперативность в работе партийных органов.

10. Работа советских органов.

 

(Факты хорошей инициативы, неясные вопросы и пр.)

ГАКО: Ф.72.Оп.6.Д.20.Л.240

 

Проводы на фронт призывников села Уразовка

Мендыкаринский район, 22 июля 1941 года

 

Призывники Пресногорьковского района

 

 

С первых дней войны в области начались мобилизационные работы. Только за первый год военного лихолетья в Красную Армию было призвано 43 813 кустанайцев, в том числе начальствующего состава – 402 человека, младшего начсостава - 2262, рядового состава – 41149 человек.

Многие в те дни сами добровольцами просились на фронт.

И таких заявлений в военкоматы поступало много. Приходили заявления и от эвакуированных.

 

 

 

 

 

По состоянию на 25 марта 1944 года из области было мобилизовано 61 358 человек, в том числе: командного состава – 699 человек, младшего начсостава – 2 896, рядового состава – 57 763 человека. За все годы войны на фронтах Великой Отечественной воевало 73,5 тысяч наших земляков.

ГАКО: Ф.407.Оп.1.Д.82.Л.14

 

Как правило, первыми заявления об отправке на передовую писали коммунисты и комсомольцы. На фронт ушли 4482 коммуниста и 18150 комсомольцев – цвет областной партийной и комсомольской организаций.

А вот что писали 12 января 1942 г. в Федоровский райвоенкомат жительницы этого района Хандусь А. Д. и Полякова К.Г.

 

ГАКО: Ф.407.Оп.1.Д.82.Л.9 Подлинник

 

 

Призывники Денисовского района

 

В связи с перестройкой народного хозяйства на военные рельсы, для работы на ряде предприятий, в организациях сельского хозяйства необходимы были узкие специалисты, профессионалы. В этих целях проводилось бронирование кадров. За три военных года по области было забронировано 11 791 человек, в том числе: рядового состава – 6 477 человек, сержантского – 4878, офицерского – 436 человек. В основном это были люди в возрасте от 30 до 50 лет, т.е. именно те, кто успел получить специальность, имел практический опыт работы. В сельском хозяйстве бронь получили 3 241 человек, на железной дороге – 3 747, на заводах № 507 и 222, комбинате «Джетыгаразолото» - 2 233, в органах внутренних дел – 567 человек и др.

Имелись списки замещения работников номенклатуры ЦК и обкома партии на случай призыва их в ряды РККА.

 

 

 

СТРОГО СЕКРЕТНО.

СЕКРЕТАРЮ ЦЕНТРАЛЬНОГО КОМИТЕТА КП(б)К Казахстана тов. ДУДКИНУ

При этом направляем:

1) Списки замещения работников номенклатуры ЦК и обкома КП(б)К на случай призыва их в ряды Рабоче-Крестьянской Красной Армии.

2) Постановление бюро обкома КП(б)К от 18.УП-1941 г. «О кандидатурах для замещения работников номенклатуры ЦК и обкома КП(б)К в случае призыва их в Красную Армию».

Одновременно сообщаем, что из числа лиц, указанных в списках, призваны в Красную Армию следующие товарищи:

Козленко - зам. зав. сельхозотделом обкома КП(б)К

Дементьев - председатель областной плановой комиссии.

Клоков - зам. уполнаркомзага по Кустанайской области.

Штурбанин - нач. управления местной промышленности.

Назыров - пред. областного комитета по делам физкультуры и спорта.

Мамбетырзин - секретарь Узункольского РК КП(б)К по кадрам.

Утверждены и приступили к работе:

1. Тов. Метелев - зав. финхозсектором обкома КП(б)К, с освобождением его от работы нач. отдела по делам искусств, куда утверждена тов. Пивнева;

2. Тов. Мухортов - зам. пред. исполкома областного Совета, с освобождением его от обязанностей председателя облпотребсоюза, куда утвержден тов. Шило (зам. пред. облпотребсоюза).

Остальные кандидатуры вместо товарищей, призванных в Красную Армию, на днях будут утвержденны на бюро обкома КП(б)К и представлены со всеми материалами на утверждение бюро ЦК.

Из числа работников обкома КП(б)К, не указанных в списках (зав. секторами, инструктора), освобождены от работы в связи с призывом в Красную Армию товарищи:

Бузулин - зав. сектором учета отдела кадров обкома КП(б)К.

Колпаков - зав. сектором кадров НКВД, суда и прокуратуры отдела кадров обкома КП(б)К.

Жидяев - инструктор отдела кадров обкома КП(б)К.

Жуков - инструктор сельхозотдела кадров обкома КП(б)К.

Семенидо - инструктор оргинструкторского отдела ОК.

 

Утверждены и приступили к работе в Обкоме КП(б)К товарищи:

Мельник - инструктором отдела кадров ОК.

Молдованова - инструктором сельхозотдела ОК.

 

ГАКО: Ф.72.Оп.6.Д.20.Л.145-146

 

В архивах есть множество документов, подтверждающих тот факт, что война всколыхнула весь народ, пробудив в людях великие, священные чувства. «Вставай, страна огромная, вставай на смертный бой», - этот призыв обнажил личную ответственность каждого за судьбу Родины. Вот только один пример. Члены колхоза «Карла Маркса» Мендыгаринского района в своём постановлении 3 августа 1941 года записали: «Считать себя мобилизованными. Всем, как одному, от малого до старого, стать на Сталинскую вахту и самоотверженно работать до полного разгрома и уничтожения врага».

Пятого июля 1941 года было принято Постановление СНК «О всеобщей обязательной подготовке населения к противовоздушной обороне». Оно обязывало незамедлительно приступить к подготовке стрелковых кадров, кавалеристов, связистов (телеграфистов и радистов). Ситуация усложнялась по той причине, что из системы осовиахимовской организации Кустанайской области выбыло в Красную Армию 14 из 18-и председателей райсоветов, из 16-и командиров-инструкторов на фронт отправлено 14.

Считая, что каждый гражданин Союза ССР, способный носить оружие, должен быть обучен военному делу, чтобы быть подготовленным с оружием в руках защищать свою Родину и в целях подготовки для Красной Армии обученного резерва, Государственный Комитет Обороны постановил ввести с 1 октября 1941 года обязательное военное обучение граждан СССР мужского пола в возрасте с 16 до 50 лет. В первую очередь к военной подготовке привлекались допризывники 1923 и 24 годов рождения и военнообязанные запаса из числа необученных в возрасте до 45 лет.

В 1944 году началась подготовка к призыву допризывников 1927 года рождения. Всего на списочный учет было взято 4 287 человек. С 1 февраля было начато обучение малограмотных и неграмотных призывников. Для стационарного лечения больных допризывников по области было выделено 145 коек.

По линии военкоматов было организовано 53 военно-учебных пункта. Во всех школах области велись уроки военной подготовки. В подготовке допризывников также участвовали физкультурные, осовиахимовские и краснокрестьянские организации. Так в 1943 году физкультурные организации области по подготовке оборонных кадров заняли 1 место в республике, в лыжных соревнованиях – 2 место.

С начала войны по март 1944 года область поставила фронту 57 легковых и 1 288 грузовых автомашин, 187 гусеничных тракторов, 4 525 лошадей, 590 пароконных и одноконных повозок.

С июля 1942 года в области развернулась работа по мобилизации девушек комсомолок и некомсомолок в тыловые части и учреждения Красной Армии. Было мобилизовано около 500 девушек в возрасте от 19 до 25 лет с образованием 5-9 классов.

 

 

 

 

В марте 1944 года на заседании Кустанайского облисполкома рассмотрели вопрос об учете, благоустройстве и содержании военных кладбищ и могил офицеров и бойцов Красной Армии. Была создана постоянно действующая комиссия, которой поручалось взять на учет все военные кладбища, братские и индивидуальные могилы, организовать работы по благоустройству, установке памятников, организации их круглосуточной охраны. На эти цели из местного бюджета было выделено 15 000 рублей.

 

 

 

 

Несмотря на тяготы войны, значительное внимание уделялось семьям красноармейцев, инвалидам Великой Отечественной войны. Их трудоустраивали и предоставляли жилплощадь, оказывали материальную помощь денежными средствами, топливом, продуктами питания, одеждой. Приведём только один подлинный документ из многих, хранящихся в архиве.

 

 

«Об обеспечении семей военнослужащих,

эвакуированных и инвалидов Отечественной

войны швейными изделиями»

 

(Принято 22.УП-1943 г.)

 

Исполком областного Совета депутатов трудящихся РЕШИЛ:

1. Обязать директора фабрики «Большевичка» тов. Фейгина прибывшие хлопчато-бумажные ткани для семей военнослужащих, эвакуированных и инвалидов Отечественной войны в количестве 18 тысяч метров переработать на готовые изделия в производственном ассортименте (женские платья, юбки, рубашки, детские платья, мужские гимнастерки и брюки).

2. Предложить управляющему базой Главлегсбыта тов. Качко готовые изделия, изготовленные фабрикой «Большевичка» из вышеуказанного материала, сдать торгующим организациям по фонду рынка области.

3. Обязать заведующего облторготделом тов. Конькова, сданные Главлегсбытом готовые изделия торгующим организациям, реализовать семьям военнослужащих, эвакуированным и инвалидам Отечественной войны по разнарядке областного отдела государственного обеспечения и трудового устройства семей военнослужащих при облисполкоме.

 

Зам. председателя исполкома

областного Совета (А.Михеева)

 

Секретарь исполкома

областного Совета (И.Караванский)

 

ГАКО Ф.Р-268.Оп.1.Д.522.Л.142

 

 

По данным на январь 1943 года всего было трудоустроено 2118 инвалидов Великой Отечественной войны, в том числе 346 инвалидов трудоустроено в городе, остальные – в районах области. Из числа инвалидов направлены на различные курсы 91 человек. Также были организованы: специальный магазин для инвалидов, столовые и общежития.

Подсобные хозяйства облторга, кожкомбината, треста «Сельхозмука», фельдшерской школы, фабрики «Большевичка», облпромсоюза и др. снабжали молочной продукцией остронуждающиеся семьи военнослужащих.

После окончания войны партийно-советские организации и руководители предприятий и учреждений проявляли исключительную заботу о демобилизованных воинах. Только в 1947 году демобилизованным воинам была оказана материальная помощь на 52 180 рублей, выделены: 3 181 центнер хлеба, 240 голов скота, 2 071 тонна угля, 10 164 кубометра дров, а также одежда и обувь. Для них было предоставлено 1846 новых квартир, отремонтирована 1 661 квартира, а также отпущено кредитов на общую сумму 1 020 400 рублей на строительство частных домовладений.

Бывшие фронтовики и в мирное время показывали образцы труда, они были во главе тех тысяч, миллионов людей, которые восстанавливали разрушенное войной народное хозяйство. «Так, в Джетыгаринской МТС отмечена бригада фронтовика Нургалиева. Систематически на 120-130 % выполняли доведенные задания члены этой бригады, трактористы-фронтовики Квасов, Ермоленко, Мурзабеков. Бригадир тракторной бригады колхоза «Новая деревня» Карабалыкского района фронтовик Воловой добился того, что его бригада выполнила план тракторных работ на 175%. Председатели колхозов Убаганского района, фронтовики Винников, Лосев, Жуков, Гребенюк, умело руководя производством, добились выполнения планов развития животноводства на 110%, полностью подготовились к весеннему севу».

 

 

Сбор денежных средств на строительство танков и самолетов

 

В 1942 году тамбовские колхозники обратились к жителям страны с призывом организовать сбор средств на вооружение Красной Армии. Эту инициативу поддержали члены сельскохозяйственной артели имени Буденного Мартукского района Актюбинской области, выступившие с обращением о сборе средств на строительство именной танковой колонны – «Колхозник Казахстана».

 

Бюро Кустанайского обкома КП(б) Казахстана 14 декабря 1942 г. принимает постановление о сборе средств на строительство танковой колонны «Колхозник Казахстана».

Во всех колхозах, предприятиях, учреждениях и организациях были проведены собрания коллективов, на которых широко обсуждалось участие кустанайцев в этом деле.

 

Красная Армия к началу войны была плохо вооружена и не выдерживала никакой конкуренции с оснащенными по последнему слову техники войсками противника. А первые победы наших войск доставались исключительно ценой героизма бойцов и командиров Красной Армии, ценой жизни многих тысяч и миллионов людей.

В этих условиях помощь населения в укреплении вооружения армии была просто неоценима и реально могла повлиять на исход военных действий. Несмотря на то, что на плечах тружеников тыла лежали и изнурительный труд на полях и фермах, промышленных предприятиях, и выполнение госпоставок, и организация помощи фронту вещами и продуктами, люди с пониманием, со всей ответственностью отнеслись к инициативе сбора средств на строительство танковой колонны. И это понятно, ведь у каждого на фронте был родной, близкий человек. Поэтому здесь, в тылу, каждый был готов отдать последнее, чтобы только сын или отец, брат или муж остался живым на этой страшной войне. А те, кто уже получил похоронку, готов был мстить ненавистному врагу до победного конца.

Как писали в областной газете «Сталинский путь»: « рабочий-стахановец Станционной МТС Карабалыкского района 70-летний Гевел Г.К., выступая на митинге, сказал: «Два моих сына погибли в боях за Сталинград. Третий сын сейчас сражается с немцами. Прошу принять от меня в фонд Красной Армии 3 пуда пшеницы, 3 пуда картофеля и 500 рублей на строительство танковой колонны». Панченко М.И. из сельхозартели «Коммунар», муж которой пал смертью храбрых на поле боя, проводив сына в Красную Армию, внесла на строительство танковой колонны 20 000 рублей и 12 пудов хлеба. В колхозе им. Сталина колхозники внесли из личных сбережений 213 000 рублей и 700 пудов хлеба, в т.ч. 67-летний колхозник Анашкин М.В., проводивший в армию трех сыновей, внес 20 000 рублей и 111 пудов хлеба, 65-летний Котов И.П. – 10 000 рублей и 66 пудов хлеба. Председатель колхоза Колесник И.Е. сдал 20 000 рублей и 73 пуда хлеба. Красноармейка Лебедева Е. сдала 15 пудов хлеба и 4000 рублей, бригадир бригады Кошелек И.А. внес 10 000 рублей и 20 пудов хлеба. И это отдельные примеры только по одному Карабалыкскому району.

На постройку танковой колонны член сельхозартели «Общий труд» Узункольского района Садовой Макар внёс 1000 рублей и из личных запасов сдал 60 пудов хлеба. А учащиеся Ксеньевской неполной школы из этого же района собрали на строительство танка «Пионер Кустаная» 365 рублей деньгами и 65 рублей облигациями государственного займа.

 

 

НА СТРОИТЕЛЬСТВО ТАНКОВОЙ КОЛОННЫ
«КОЛХОЗНИК КАЗАХСТАНА»

Вечером контору правления сельхозартели «Красный передовик» Кустанайского района, заполнили колхозники и колхозницы. Они собрались сюда, чтобы обсудить приветствия товарища Сталина и благодарность Красной Армии тамбовским и саратовским колхозникам.

Прочитав вслух эти замечательные документы председатель собрания тов. Чугаев предоставляет слово присутствующим.

-Что говорить, товарищи, - сказал председатель артели т. Кобзев.- Я думаю, что мы от всей души сделаем свой вклад в дело разгрома врага. Я вношу на строительство танковой колонны «Колхозник Казахстана» 2 тысячи рублей.

-А я вношу тысячу рублей, - заявляет бригадир т.Тишаков.

Колхозницы Буковская и Михалкина вносят по 500 рублей каждая.

В первый же вечер колхозники и правление артели передают на строительсво танковой колонны 105 тыс. рублей.

 

 

В те дни областная газета писала о двух председателях колхозов из Мендыгаринского района: колхоза «Жана турмыс» - Капаше Козыбаеве и колхоза «Красный повстанец» - Якове Ивановиче Верещенко. Эти два патриота на свои личные сбережения купили звено самолетов (три истребителя), сами побывали на авиазаводе и сами вручили боевые машины представителю авиационной части.

 

 

СПИСОК

Передовиков Кустанайской области по сбору средств на строительство танков и самолетов, хлеба в фонд Красной Армии.

 

1.Козыбаев Капаш - председатель колхоза «Жана-Турмыс» Мендыгаринского района - внес на строительство танковой колонны 190000 рублей.

2.Верещенко Яков Иванович - председатель колхоза «Красный Повстанец» того же района внес 180000 рублей.

3.Сапия Байжанов - тракторист колхоза «Совет коммунистов» Убаганского района внес 175000 рублей.

4.Алексей Жеребцов - бригадир тракторной бригады колхоза «Пролетарий» Семиозерного района - внес 100000 рублей деньгами и 138 пудов в хлебный фонд Красной Армии.

5.Шулейко из колхоза «Путь Ильича» Убаганского района внес 105000 рублей.

6.Смоляр Андрей Иванович из того же колхоза - 100000 рублей и 12 пудов хлеба.

7.Пак-Ки-Бои - председатель колхоза «5 декабря» Кустанайского района внес 60 тысяч рублей.

8. Орличенко Степан - из колхоза им. Димитрова этого же района внес 58000 рублей и 12 пудов хлеба.

9.Санзыбаев К. - 65-летний колхозник сельхозартели «Экпенды» Мендыгаринского района внес 50000 рублей.

10.Сова Павел Кузьмич из колхоза «Верный труд» того же района внес 50000 рублей.

11.Перерва Леонтий Иванович - из колхоз «Новый путь» Тарановского района внес 50000 рублей и 50 пудов хлеба.

12.Ерманов Гали - из колхоза им.Джангильдина Урицкого района внес 50000 рублей.

13.Потдненко Петр Андреевич - бригадир тракторной бригады колхоза «Труд» Затобольского района внес 50000 рублей и 130 пудов хлеба в фонд Красной Армии.

14.Крыжановский Яков - бригадир тракторной бригады «Красный перелом» Затобольского района внес 150 пудов хлеба в фонд Красной Армии.

15.Шумейко - председатель колхоза им.Буденного Федоровского района внес 75000 рублей и 30 пудов хлеба.

16.Аношкин И.В. - из колхоза им.Сталина Карабалыкского района внес 20000 рублей и 111 пудов хлеба.

17.Колесников Иван Ефстафьевич - председатель колхоза им. Сталина Карабалыкского района - внес 20000 руб. и 73 пуда хлеба.

18.Полешко С.П. - председатель колхоза им.Тельмана Узункольского района внес 11500 рублей и 90 пудов хлеба.

19.Кожубаев Токуш - председатель Октябрьского аулсовета Узункольского района внес 25000 руб. и 60 пудов хлеба.

20.Федич - председатель колхоза «Серп и молот» Узункольского района - внес 4500 рубл. и 120 пудов хлеба.

21.Черкасов - тракторист колхоза «Пролетарий» Семиозерного района внес 6000 рублей и 90 пудов хлеба.

22.Шинкаренко Филипп Данилович - тракторист этого же колхоза внес 20000 рублей и 132 пуда хлеба.

23.Тов.Булкин из колхоза им.Сталина Карабалыкского района внес 10000 рублей и 66 пудов хлеба.

ГАКО Ф.72.Оп.8.Д.62.Л.185

 

 

 

СТРОИМ АВИАЭСКАДРИЛЬЮ

«КОМСОМОЛ КАЗАХСТАНА»

Комсомольцы и молодежь области широко развернули сбор средств на строительство авиаэскадрильи «Комсомол Казахстана». Комсомольцы колхоза «Пролетарий» Семиозерного района внесли около 2000 рублей. Выступая на комсомольском собрании, учетчица овцефермы Дуся Жеребцова заявила:

-Я вношу 300 рублей на строительство боевых самолетов. Это мой вклад в фонд помощи фронтовикам, в числе которых и мой муж сражается с проклятой немчурой.

Примеру Дуси Жеребцовой последовали Варя Крикунова и Валя Железнова. Они тут же внесли по 150 рублей. Дружно идет сбор средств и в других колхозах Семиозерного района. Четыре комсомольца артели «Куяндыагаш» внесли наличными 1350 рублей.

Комсомольцы Федоровского района уже собрали на строительство самолетов около 50000 рублей. Особенно хорошо организовывали эту работу комсомольцы Федоровского зерносовхоза колхоза «Красный партизан», Федоровской средней школы.

Всего по области комсомольцы и молодежь собрали свыше 400000 рублей.

 

В конце января 1943 года секретарь Кустанайского райкома КП(б)К Дудин и заведующий райфо Компанийц информируют обком партии о том, что на строительство танковой колонны и эскадрильи самолетов от района поступило более 3 миллионов рублей.

Третьего марта 1943 года трудящиеся Амангельдинского района обращаются ко всем колхозникам и колхозницам Кустанайской области с призывом помочь населению освобожденных из-под фашистского ига районов. В обращении также отмечается: «Стремясь оказать всемерную помощь фронту, трудящиеся нашего района собрали из своих сбережений и внесли на строительство танковой колонны «Кустанайский колхозник» 1 432 499 рублей, на строительство авиаэскадрилий «Советский Казахстан» - 305 754 рубля и в фонд Красной Армии – 11 068 пудов хлеба».

 

 

Даже фронтовики-кустанайцы участвовали в этом благородном деле. В письме к трудящимся города Кустаная и области бойцы и командиры 151-й отдельной стрелковой бригады писали: «Наши бойцы, командиры и политработники внесли из своих сбережений на строительство танковых колонн и эскадрилий 325 тыс. рублей».

Еще одна из форм работы того времени - государственные военные займы. В постановлении объединенного заседания бюро горкома КП(б)К и исполкома Кустанайского горсовета от 13 апреля 1944 года отмечается: «Правительством Союза ССР предрешен выпуск 5-го мая 1944 года третьего государственного военного займа. Задача полного разгрома немецких захватчиков и необходимость быстрого восстановления хозяйства освобожденных районов потребовали выпуска займа в значительно большей сумме по сравнению со вторым государственным военным займом. Размещение займа в текущем году будет проводиться под лозунгом «Трех-четырех недельный заработок – государству». Подготовка и размещение займа должны быть проведены в кратчайший срок со 100% охватом трудящихся».

 

И. Павлов у самолета

 

 

Всего за годы войны трудящиеся Кустанайской области подписались на облигации займов на общую сумму 128 миллионов рублей, сдали в фонд обороны облигаций займов на 11 500 тыс. рублей, спецвкладов в фонд обороны – на 700 тыс. рублей. По денежным лотереям Осовиахима было внесено 24 850 тыс. рублей.

Зимой 1945 года комсомольцы и осовиахимовцы Союззаготтранса начали сбор средств на строительство самолетов имени нашего знаменитого земляка, дважды Героя Советского Союза Ивана Фомича Павлова. Инициатива была поддержана обкомом партии, который своим постановлением от 7 марта 1945 года обязал горком и райкомы партии обсудить обращение комсомольцев и осовиахимовцев ко всем коллективам предприятий, учреждений, организаций, колхозов, совхозов, МТС, поддержать эту инициативу и организовать сбор средств.

В итоге было собрано 800 тыс. рублей, на которые кустанайцы приобрели четыре штурмовика для гвардейской авиачасти, где служил И.Ф.Павлов.

 

В общей сложности трудящимися Кустанайской области на строительство танков и самолетов было собрано 47 миллионов рублей. Это был весомый вклад в Великую Победу!

 

 

ГАКО: Ф.72.Оп.12.Д.1.Л.7

 

 

 

Тыл – фронту

(сбор денежных средств и отправка на фронт теплых вещей)

С первых дней войны Красная Армия испытывала нехватку не только оружия и боеприпасов, с наступлением зимних холодов возникла острая потребность в теплых вещах. Их сбор явился одним из наиболее ярких проявлений заботы о воинах Красной Армии. По всей стране под руководством партийных организаций, при активной поддержке комсомола и профсоюза развернулось движение по сбору тёплых вещей для фронта.

 

 

ГАКО Ф.72.Оп.6.Д.92.Л.119

 

 

Жители Кустанайской области несли на сборные пункты все, что могли: полушубки, шапки, валенки, меховые рукавицы, шерстяные перчатки, носки, чулки, теплые портянки, белье. Все тогда жили скромно и эти вещи нужны были самим, но, отрывая от себя, от своих детей, жители передавали их на фронт.

В районах и областном центре были созданы комиссии. Председателем областной комиссии по сбору тёплых вещей для Красной Армии был назначен В.Принцев.

Начиная с июля 1941 года задание по сбору вещей планировалось на квартал и доводилось до каждого района и города.

Районные комиссии отчитывались перед областной один раз в декаду. Работа шла непрерывная, отчёт шёл с нарастающим итогом, об этом свидетельствуют такие телеграммы:

Пресногорьковка райком партии Томину

Дайте объяснение почему седьмого октября нет никакого прироста сборе вещей обком партии Принцев (датирована телеграмма 8.10.41)

Собирали не только вещи, но, живя, по сути, на голодном пайке, население отправляло на фронт и продовольственные посылки. Люди знали, что эти посылки с вещами, продуктами помогут бойцам быть сильными, здоровыми, помогут беспощадно бить врага и быстрее дойти до долгожданной победы.

В республику шли телеграфные отчеты.

Вот что писали на фронт женщины и девушки колхоза «Красный пахарь» Пешковского района Кустанайской области в действующую армию: «Работая здесь, в тылу, мы считаем, что и мы на трудовом фронте, куем победу над врагом вместе с Вами. Мы обязуемся самоотверженно работать, убрать качественно и в самый кратчайший срок урожай, обеспечить Вас всеми необходимыми продуктами и теплой одеждой. Крепче бейте озверелого врага всего прогрессивного человечества, а мы здесь поработаем за себя и за Вас. Дорогие товарищи! Мы, матери, жены и сестры, шлем Вам наш сердечный привет и наилучшие пожелания и верим в то, что Вы уничтожите этого проклятого врага человечества и вернете нашу радость, счастье и покой».

 

 

ГАКО Ф.72.Оп.6.Д.92.Л.119

 

 

ГАКО: Ф.268.Оп.11.Д.28.Л.41

 

 

70-летний колхозник из Тургая Калиев Каир заявил на собрании: «Мы сдаём всё необходимое для Красной Армии, т.к. хорошо знаем, что она защищает нашу землю от лютого врага. Если нужно будет, мы все встанем на защиту нашей Родины. Я от души отдаю три овчины для изготовления полушубков нашим бойцам».

В феврале 1942 года кустанайцы собрали для бойцов Красной Армии 2 498 полушубков, 2 961 меховой жилет, 9 006 пар валенок, 9 275 шапок ушанок, 2 482 ватные куртки, 2 143 ватных шаровар, 14 254 пары шерстяных перчаток, 8 078 пар шерстяных носков. Для изготовления тёплых вещей также было собрано 21 670 кг. шерсти, 11 085 шкур овчины, 2 695 мерлушек.

В этом же месяце для бойцов, находящихся в госпиталях, было собрано и отправлено 6 152 кг. мяса говядины, свинины, птицы, 682 кг. сливочного масла, 122 кг. сала, 3 799 штук яиц, 225 кг. сметаны и творога, 528 литров молока.

Только на новогодние подарки бойцам и командирам Красной Армии в декабре 1942 года жителями области было собрано 17 617 кг. мяса, 1 259 кг. сала, 1 595 кг. масла, 11 647 кг. муки и крупы пшеничной, 2 050 штук яиц, 1 507 кг. махорки, 2 500 кг. рыбы, 4 000 кг. пряников, 350 кг. овощей.

Для многих кустанайцев примером стали уже известные нам имена бригадира тракторно-полеводческой бригады колхоза «Пролетарий» Семиозерного района Алексея Жеребцева, Андрея Смоляра из колхоза «Путь Ильича» Убаганского района, колхозника сельхозартели «Екпенды» Мендыгаринского района К.Сансызбаева, председателя колхоза «5-е декабря» Кустанайского района Пак-Ки-Боя, бригадира тракторно-полеводческой бригады колхоза «Труд» Затобольского района Петра Потдненко, председателя Октябрьского аулсовета Узункольского района Токуша Кожубаева (см. список передовиков по сбору средств на строительство танков и самолетов, хлеба в фонд Красной Армии, стр. 274-276). Колхозницы сельхозартели «Красный Октябрь» Узункольского района Мария и Евдокия Кравченко (мать и дочь) внесли из личных запасов в фонд обороны Родины 260 пудов хлеба. Самоотверженно трудились на укрепление фонда передовой тракторист-комбайнер Краснопартизанской МТС Кабак Бектлеев, рабочий Аршалинского совхоза Орджоникидзевского района Султан Уразбаев, разнорабочие колхоза «?ызыл ж?лдыз» и п. Затышенка этого же района Абилова Капиза и Мартыненко Анастасия и многие другие.

 

ГАКО Ф.72.Оп.6.Д.91.Л.38-39

 

 

Все жители области участвовали в меру своих сил и возможностей в организации помощи фронту. На сборных пунктах выстраивались очереди, почта не вмещала собранных вещей. И тогда исполком Кустанайского горсовета принимает решение: «в целях обеспечения бесперебойного и незамедлительного приема, обработки и отправки на фронт посылок предоставить Кустанайской городской конторе связи более просторное помещение, занимаемое магазином облторга № 5».

В октябре 1941 года с Северного флота вернулся представитель кустанайских комсомольцев Извеков, отвозивший вагон подарков летчикам-североморцам. В письме, которое они передали кустанайским юношам и девушкам, такие строки: «С чувством величайшей благодарности приняли мы подарки, присланные вами. От всей души шлем вам сердечное спасибо за заботу о нас, воздушных бойцах далекого Севера. Фронт и тыл в нашей стране неотделимы друг от друга. Наш тыл питает фронт не только оружием, боеприпасами, но и духом. Тыл вдохновляет фронт на дальнейшую борьбу с кровавым фашизмом до его полного разгрома. Мы гордимся, дорогие товарищи, вашими производственными успехами. И на ваш героический труд отвечаем – Советское Заполярье крепко защищено. В сопках Заполярья, в холодных ветрах Баренцева моря нашли себе могилу десятки фашистских самолетов. Помните, наш Север есть и будет советским».

 

ГАКО: Ф.72-П.Оп.7.Д.62.Л.26

 

ГАКО: Ф.72-П.Оп.8.Д.63.Л.106

 

 

А через год, в октябре 1942 г., на фронт вместе с 9 вагонами октябрьских подарков отправляется делегация кустанайских трудящихся.

В одном вагоне были тщательно уложены индивидуальные подарки – кисеты, носовые платки, носки, варежки, и в каждом из них теплое, товарищеское письмо.

Честь доставить эти подарки на фронт выпала делегации трудящихся, которую возглавил капитан А.Тронин, вместе с ним на встречу с бойцами выехали: стахановка женской тракторной бригады Семиозерной МТС Н. Крикунова, старейший горняк «Джетыгаразолото» Н.Крутавцев, передовая работница Кустанайского хлебокомбината К.Сложеникина, жена командира 151-й отдельной бригады Л.Яковлева, корреспондент областной газеты Л. Шульгин.

В апреле 1943 года к воинам 151-й отдельной стрелковой бригады вновь приехали желанные гости – представители трудящихся Кустанайской области. Они, как и в первый раз, привезли подарки, а главное – теплоту и заботу трудящихся области. Среди делегатов был бывший секретарь Амангельды Иманова Омар Шипин. Как только воины-казахи узнавали, что приехал такой почетный человек и акын, они сразу же потянулись к нему, чтобы узнать о своих родных, послушать его песни. И акын с большим желанием выполнял просьбы своих земляков. Делегация привезла и символический подарок – 100 штук патронов для автомата, которые были вручены одному из лучших воинов бригады.

 

ГАКО: Ф.72.Оп.7.Д.65.Л.63

 

 

В ноябре 1943 года делегация кустанайцев снова побывала в подшефной части. Ее возглавляла заместитель председателя облисполкома А.Г.Михеева, членами делегации были С.Сакенов – стахановец завода 507а, Н.Ткаченко – передовая труженица фабрики «Большевичка».

В феврале 1944 года на фронт выезжала делегация во главе с секретарем Кустанайского обкома комсомола К.Ибраевым. В состав делегации входили стахановец завода искусственного волокна А.Доспулов, работник обкома партии А.Хорошилов и другие.

Всего за время войны 9 делегаций из Кустанайской области побывали на фронтах.

 

Делегация Кустанайской области в гостях у воинов 151 стрелковой бригады. Северо-Западный фронт. 1942 год

 

Защитникам Родины они доставили 60 вагонов с подарками. Две делегации с фронта гостили у трудящихся области.

С 25 февраля по 3 марта 1943 года в Кустанае находилась делегация воинов 151-й отдельной стрелковой бригады, возглавлял ее бывший секретарь Кустанайского горкома партии Тюшев. Бойцы с фронта встретились с трудящимися завода искусственного волокна, фабрики «Большевичка», железнодорожниками станции Кустанай, с учащимися, колхозниками. Всего было организовано 24 встречи.

 

В марте 1944 года с фронта прибыл Герой Советского Союза Иван Фомич Павлов, он встретился с руководителями областных организаций, побывал в ряде колхозов, в школах области.

В январе 1945 года в Кустанай в краткосрочный отпуск приезжал Герой Советского Союза Павел Егорович Огнев. Его горячо встречали рабочие завода искусственного волокна, колхозники Мендыгаринского района.

Великая Победа ковалась на передовой, в смертельных боях с врагом. Но и труженики тыла внесли огромный неоценимый вклад в общее дело, приближая Победу самоотверженным трудом, ежедневно совершая здесь, за линией фронта, настоящий гражданский подвиг.

 

И.Павлов на встрече с учащимися школы № 14, г. Костанай

 

Передовые трактористы Черниговской МТС Семиозерного района В.Нагель, И. Шинкаренко, К.Смоляр. 1942 год

 

 

 

 

 

ПЕРЕГОН СКОТА

Ещё шла война, ещё фашисты цеплялись за каждый клочок советской земли, но на освобождённых от оккупантов территориях восстанавливались города, заводы, сёла. 6 февраля 1944 года Совет Народных Комиссаров СССР и Центральный Комитет ВКП(б) принимают Постановление «О необходимых мерах по восстановлению хозяйства в районах, освобожденных от фашистской оккупации».

Что собой могли представлять освобожденные территории? Растерзанная земля, руины и пепел, сожженные города и села, оставшиеся чудом в живых люди.

Казахстан, изрядно ослабленный, активно участвовал, как и другие республики, в возрождении пострадавших от нашествия гитлеровцев территорий братских республик. 8 марта 1944 года в Казахстане принимается распоряжение Совнаркома о закупе и доставке скота для оказания помощи колхозам районов, освобождённых от немецкой оккупации.

Согласно этому документу тылу предписывалось доставить в такие районы скот, инвентарь, технику и другую помощь. Только Кустанайская область изыскала 10 570 голов КРС.

Особенно значительную помощь кустанайцы оказали братской Украине, выделив из своего далеко небогатого резерва для перегона на Украину 7200 коров.

Кустанайский облисполком 4 апреля 1944 года рассмотрел мероприятия по перегону скота, которыми предусматривалось определить скотоперегонные трассы, участки для выпаса скота, обеспечения ветеринарной службой, необходимой рабочей силой: гонщиками, гуртоправами, доярками. Кроме архивных документов есть живые свидетели тех незабываемых дней.

В 1944 году Абдрахману Ансабаеву исполнилось 12 лет. Но после смерти отца он оставался единственным мужчиной в своей маленькой семье. Чтобы помочь матери и сестре, Абдрахман с десяти лет каждое лето работал в полеводческой бригаде или помогал пастухам родного колхоза имени Ельтая, что в Тарановском районе. Наверное, поэтому и вспомнил тогда председатель колхоза про смышленого паренька, когда пришел приказ из райцентра выделить 25 справных коров для перегона на Украину. Приказано было выделить именно упитанных коров и телок. В тылу было тяжело, но еще тяжелее было там, в освобожденных районах. Там нужно было молоко, нужны были коровы, дающие это молоко.

…Еще только светало, было по-утреннему свежо, но июньский день обещал быть жарким. Коровы мычали, как будто прощаясь с родным аулом.

И погнал Абдрахман вместе со своей матерью Сарой Ибраевой коров в сторону Тарановки.

«Один гурт возглавил Ильяс Нурманов. Пастухами назначили Жусупбека Оспанова и его дочь Гульзаду, 17-летнего Кожахмета, Абдрахмана и его маму Сару Ибраеву. Второй гурт вел Султан. Пастухами у него были Абиш, Тойшибай, Айша и еще две девушки».(Из воспоминаний А.Ансабаева).

Такие стада коров гнали в те дни из многих сел Кустанайской области. Только из Тарановского района было выделено 1200 коров и телок. Сберечь такое количество скота в те годы – большая ответственность, поэтому люди были на положении военнообязанных. Шли стада коров через всю область. По пути к гуртовщикам, среди которых был и Абдрахман Ансабаев, присоединялись стада Карабалыкского, Пешковского, Федоровского, Джетыгаринского, Денисовского районов. В июне караван взял путь на запад.

Если на карте измерить расстояние от аула в Тарановском районе до Краснодона, того самого, легендарного, прославленного молодогвардейцами города, то это будет всего несколько сантиметров. В жизни этот путь оказался длиною в 10 тысяч километров. И длился он полгода.

Нам, избалованным мирной жизнью и цивилизацией, наверное, даже невозможно понять, как это полгода гнать стада коров по степи, днями и ночами, в июньскую жару, в июльский зной, в августовские суховеи, в сентябрьские промозглые ветры и злые октябрьские дожди. Шли по степи, шли по камням, разбивая в кровь босые ноги, шли по незнакомым местам, шли днем и ночью.

«Я засыпал на ходу, падал. Внезапно просыпался и снова шел за змеящейся лентой коровьих спин. До сих пор не могу забыть те утомительные, казавшиеся бесконечными, часы самопреодоления». (Из воспоминаний А.Ансабаева).

Спать где придется, измеряя босыми ногами каждую пядь земли, потому что та худая обувка, которая и была у каждого по выходе из дома, никак не могла выдержать похода длиной в полгода, а обеспечить обувью участников никто и не собирался.

 

А. Асанбаев

 

«Кожа с пяток слезала так, что было не понять - плоть это или носки покидают перегонщика самопроизвольно». (Из воспоминаний А.Ансабаева).

Нельзя было болеть, нельзя было плакать, нельзя было плохо работать. Питание составлял тот скудный продуктовый набор, что мог каждый собрать у себя дома, никаких пайков не предполагалось. Но вот молока было много, это стало основной едой, его пили, чтобы утолить жажду и чтобы подкрепить силы. Удачей считали, когда в какой-нибудь деревне удавалось обменять молоко на хлеб или картошку. Долго не могли забыть вкус того молока участники необычного похода…

Были дни, когда перегоняли скот по местности, где ни одного озерца. А в один из дней подошли к Уралу. Коровы учуяли запах воды еще километров за десять до реки. В тот момент стадо невозможно было удержать, коровы неуправляемой массой неслись к воде. Наконец и люди могли устроить себе небольшой отдых: умыться в прохладной воде Урала, постирать вещички. Но рассиживаться было некогда. Как переправлять скот через реку? Был только один выход - на паромах. И надо было еще загнать коров на те паромы. С большим трудом удалось сделать это. А когда подошли к Волге, опыт паромной переправы очень сильно пригодился. А Дон переплывали уже так лихо, как будто всю жизнь коров переправляли на паромах.

А война была рядом. Это только казалось, что она навсегда ушла из этих мест.

«Нас сопровождала страшная жара, мы скудно питались, а еще и минные поля. Их очищали, но все же иногда раздавались взрывы, так погибло несколько скотоводов из Карабалыка. На моих глазах подорвавшийся снаряд унес жизнь паренька из Джетыгары». (Из воспоминаний А.Ансабаева).

И еще вспоминает Абдрахман Хусаинович: «Что касается оружия, оставшегося после войны, то оно еще до конца не было уничтожено. Специалисты обезвреживали мины вдали от нас. Но мы слышали адский грохот. А танки, самолеты и зенитки торчали и валялись, где попало. Местами попадались участки, оцепленные колючей проволокой, с предупреждающими надписями: «Не подходи! Опасно для жизни!». После паромной переправы через Волгу мы, перегоняя стадо, заблудились, а дело близилось к ночи. Гуртоправ принял решение заночевать в лесу. Когда же мы с Кожахметом стали сгонять скот, одна телочка отбилась. Гоняясь за ней, мы увидели необычный предмет длиною около метра. Догадались, что это бомба. Смерть смотрела в тот момент нам в лицо, поскольку телка вознамерилась почесать об эту штуковину спину. Я помчался к животному и, споткнувшись, даже слегка задел бомбу. Благо, она не «проснулась» - и бесшабашный пастушок, и неразумное животное остались целы».

Несмотря ни на что люди делали свою работу – гнали коров на запад. Забывали о себе, о своих болячках. Все было подчинено достижению поставленной цели - сохранить поголовье скота и доставить его в целости и сохранности к месту назначения.

И скот доставили. Без потерь, да еще с существенным привесом и даже приплодом. В Краснодон вошли 6 ноября. Какие чувства испытывали жители города при виде этого огромного мычащего стада, которое гнали люди с редким в этих краях разрезом глаз и цветом кожи? А чувства, наверное, у всех в тот день были одинаковые. Это была радость, от которой заходилось сердце. И это была гордость за свою Родину, за свой народ.

«В перегоне участвовало 218 человек, включая руководителя и ветеринарного врача. Многих уже нет на этом свете, а иные погибли в походе. Но задачу свою мы выполнили». (Из воспоминаний А.Ансабаева).

 

А.К. Тулубаев

 

Живёт и поныне в Житикаре ещё один свидетель перегонной эпопеи – Алтай Куаншалинович Тулубаев. Он дважды участвовал в перегонах скота, оба раза путь его начинался с родного Джетыгаринского района, только первый раз он вместе с отцом гнал скот на Украину, а второй раз пятнадцатилетний Алтай вместе с отцом, старшей сестрой Кульшат и братом Али сопровождали скот в Сталинградскую область. Их путь начинался 15 мая 1944 года и продлился без нескольких дней полгода. Из воспоминаний А.К. Тулубаева:

«Скот в колхозах района отбирали здоровый, упитанный, одной породы, казахской белоголовой. Сопровождающим выделили две лошади, две брички, в которые запрягли быков, погрузили продукты, палатки, раскладушки, одежду, посуду.

Наш маршрут был расписан во всех подробностях, где пасти скот, где делать привал, где поить животных. Нашей главной задачей являлась сохранность скота, и чтобы он не терял упитанность. Законы тогда были строгие, сталинские, - говорит ветеран, - если виноват – тюрьма, а то и расстрел».

Отцу и всем Тулубаевым вручили Почётные грамоты Президиума Верховного Совета СССР. В 1946 году 17-летний Алтай в числе первых в области получил медаль «За доблестный труд в Великой Отечественной войне 1941-1945 годов». Тот полугодовой переход засчитали Алтаю Тулубаеву как пребывание в армии.

 

 

Пройдет много лет и этот беспримерный подвиг мирных людей в военное время назовут романтично «Млечным путем», как бы приравняв путь земных людей к вечному движению звезд на небе.

А.Дуанбаева

 

 

Эвакогоспитали

С первых дней войны было принято решение о передислокации военных госпиталей в тыл, вглубь страны, чтобы вдали от полей боевых действий бойцы могли пройти полноценное медицинское лечение и быстрее вернуться в строй. Эта работа была развернута и в городе Кустанае. В первую очередь, надо было решить задачу выделения помещений для размещения госпиталей, обеспечения кроватями, постельными принадлежностями. Согласно постановлению Совета Народных Комиссаров Казахской ССР № 883 от 9 декабря 1941 г. «Об обеспечении госпиталей кроватями и постельными принадлежностями» все государственные учреждения и предприятия, за исключением Наркоматов обороны, внутренних дел и здравоохранения, а также действующих учебных заведений, домов колхозников, общежитий должны были имеющиеся у них излишние кровати и постельные принадлежности безвозмездно передать для нужд госпиталей. Исполкомам областных Советов разрешалось недостающее количество кроватей и постельных принадлежностей приобретать за счет местного бюджета.

В ноябре 1941 года в г.Кустанае уже было развёрнуто три эвакогоспиталя на 1100 коек. В это время в кустанайских госпиталях находилось на излечении около 800 раненых бойцов. Был готов к приему раненых госпиталь на 600 коек в Карабалыкском районе. Завершались работы по открытию еще двух эвакогоспиталей в г.Кустанае на 900 коек. Эвакогоспитали в Кустанае располагались в зданиях школ им. Крупской (по ул.Тарана, ныне здание ЦОНа), им. Горького по ул. Ленина (ныне художественная школа по пр. Аль-Фараби), школы по ул. Крестьянской (ныне ул. Гагарина, после расформирования госпиталя это здание было передано в распоряжение ремесленного училища, в н.в. –ГУ «Профессиональный лицей №17» управления образования акимата Костанайской области), а также в зданиях роддома, пединститута и в больнице им. Ленина (по ул. Ленина 100, 100а, ул. 1-е Мая 111)

 

 

В составе медицинских эвакогоспиталей работали профессионалы высокого класса. Вот как был представлен личный состав эвакогоспиталя № 1863: начальник госпиталя Вуткевич В.Р., военврач 1 ранга, выпускник Московского медицинского университета; начальник 1 медицинского отделения Шашко М.Ф., военврач 2 ранга, выпускник Московского медицинского университета; начальник 2 медицинского отделения Крюков М.Н., военврач 2 ранга, выпускник Московского медицинского университета; ординатор 1 медицинского отделения Королев В.А. - военврач 3 ранга, выпускник 1-го Московского медицинского института, ординатор 1 медицинского отделения Головинская Н.И. – выпускница Днепропетровского медицинского института и др.

За годы войны в госпиталях областного центра прошли лечение около 10 тысяч бойцов и командиров Красной Армии.

В горвоенкомат поступало немало заявлений от военнообязанных медицинских работников с просьбой отправить их на фронт.

 

Прибывшие в область врачи, медсестры, несмотря на суровые бытовые условия, работали самоотверженно, сутками не выходя из операционных, дежуря днями и ночами. Лечили не только уколами и таблетками, а еще добрым, внимательным отношением, заботой и любовью. Работники госпиталей старались согреть бойцов добрым словом, писали домой письма тем, кто не мог этого сделать сам, помогали побороть отчаяние у молодых парней, остававшихся на всю жизнь инвалидами, вселяли уверенность, что каждого из них любят и ждут дома, часто сами медики становились донорами для своих пациентов.

З.Щебетун-Фоменкова –

медсестра эвакогоспиталя № 3597

 

Было много трудностей. Не хватало людей. Кустарные прачечные не справлялись со стиркой. Были проблемы с обеспечением топливом. Для некоторых временных работ, как мытьё полов, стирка белья, подготовка продуктов в столовой, привлекали общественность.

Ученики 4 и 6 классов школы имени Кирова Валя Макарова, Юра Крементулов, Лида Игарнина, Надя Мельникова обратились ко всем школьникам города Кустаная и их родителям с призывом собрать подарки для раненых бойцов. Они писали: «Мы должны помочь чем можем раненым бойцам, которые дрались на фронте за то, чтобы нам жилось хорошо и счастливо. Мы хотим, чтобы раненым бойцам было хорошо в госпиталях, чтобы у них было все, что нужно, чтобы они не скучали. И, чтобы государство не тратило на это лишних денег. Все, что можно сделать, мы должны сделать сами. Наши ребята стали сейчас собирать подарки для бойцов, которые лежат в госпитале. Поговорили со своими родителями и принесли кто зубные щетки, кто мыло, полотенце, носовые платки, наволочки. Многие ребята принесли вазоны с цветами, домино, шашки. Принесли и книжки – хорошие книжки Пушкина, Лермонтова, Шиллера. И посуду принесли – тарелки, стаканы, ложки. Набралось 200 книг, 66 глубоких тарелок, 30 мелких и много-много другого. Больше всех подарков собрали 2 и 4 классы, а ученица 5 класса Мухаметшина принесла полотенце, на котором вышила крупными буквами «Дорогому бойцу». Все это мы передали для отправки в госпиталь. Недавно получили письма от группы раненых бойцов. Красноармейцы благодарили нас за подарки, писали, что все уже поправляются и скоро снова поедут на фронт бить фашистов. На школьном собрании мы решили продолжать сбор подарков, ведь у каждого из нас дома что-нибудь найдется. Мы обращаемся к вам, школьники Кустаная, и к вашим родителям! Собирайте подарки для раненых бойцов! Пусть не будет в нашем городе ни одного школьника, который бы не принял участия в сборе подарков для наших дорогих защитников. Ведь они не жалеют жизни за нас, за нашу Родину!».

 

 

ГАКО: Ф.268.Оп.11.Д.33.Л.2

 

 

Случалось, что госпитали перебрасывали с учетом военных действий на другие территории. Времени на подготовку госпиталя к передислокации давали, как правило, до 3-х дней. Надо было успеть подготовить имущество, инвентарь, медицинское оборудование, с помощью облздравотдела доукомплектоваться недостающим имуществом и быть готовым к отправке на место нового назначения. И все это за трое суток!

 

Денсаулы? Са?тау Халы? Комиссариаты Народный Комиссариат Здравоохранения

?аз ССР КазССР

Эвакогоспиталдар Бас?армасы Управление Эвакогоспиталей

Телеф. № 32-81 г.Алма-Ата Телефон № 32-81

­_____ «____» ____________194 г. № ________ «____» ____________194 г.

 

Облздравотдел

г. Кустанай

Копия госпиталю № 2445

« » № 3598.

 

Предлагаем срочно выслать ликвидационные балансы госпиталей №№ 2445 и 3598 со всеми документами, требуемыми нашим письмом № 3/89 от 15.1.1943 года.

Ответственность за срок высылки и качества оформления документации возлагаю на зав. Облздравом тов. Пичугину.

 

Зам. Наркома Здравоохранения

Каз.ССР

-Нач. Управления ЭГ /Проф. Ермолаев/

ГАКО: Ф.248.Оп.3Д.60.Л.1

 

Слушатели курсов медсестер госпиталя № 3597 с первым раненым, поступившим в госпиталь

(г. Кустанай, 1942 г.)

Операция в госпитале № 2445

 

Врач госпиталя № 2445 Е.Карпова с ранеными бойцами

 

Врачебный обход в госпитале № 2445

 

 

Роль Кустанайской железной дороги

(ст. Тобол)

Каждый участок Костанайской железной дороги имеет свою неповторимую историю.

Станция Тобол работает на пяти направлениях: Астана, Магнитогорск, Житикара (Джетыгара), Актюбинск и Костанай.

Свой отсчет времени этот участок железной дороги ведет с 19 мая 1939 года, когда началось строительство линии Акмолинск-Карталы протяженностью 805 километров. Участок этой магистрали прошёл по территории нашей области с запада на восток. И даже по меркам сегодняшнего времени объект этот был введён в рекордно короткий срок, за 8,5 месяцев. Первый поезд с карагандинским углем для Магнитогорского металлургического комбината прибыл в Тобол уже 9 февраля 1940 года. Решение о возведении этой линии иначе как стратегическое, не лишенное предвидения, не назовешь, чуть больше года оставалось до начала войны.

С первых минут священной всенародной борьбы с фашистскими агрессорами все её тяготы испытали железнодорожники. Непрерывно под огнём врага шли поезда с войсками, оружием, боеприпасами и продовольствием. Железные дороги страны в труднейших условиях удовлетворяли потребности экономики в перевозках.

Наряду с прифронтовыми дорогами значительно осложнилась работа железных дорог в глубоком тылу, в том числе таких, как Южно-Уральская и Карагандинская. Часть станций этих дорог располагалась на территории нашей Кустанайской области.

В начале сороковых годов Тобол оказался на перекрёстке линии, которая уже имела семь путей для приема и отправления поездов, работала по двум направлениям: на Акмолинск и Магнитку. Когда шахты Донбасса были захвачены врагом, именно через кустанайский Тобол отправлялся на Магнитку спасительный уголь Караганды, перебрасывались с Запада на Восток производственные мощности, бесперебойно следовали на фронт грузовые составы, шла эвакуация людей с западных территорий.

Танки, орудия, снаряды, изготовленные из стали легендарной Магнитки, способствовали победам Красной Армии при героической обороне Москвы и Ленинграда, Сталинградской эпопее, на Курской дуге, в битвах за полное освобождение от врага советской земли.

С окончанием Великой Отечественной войны железной дороге предстояло решать новые задачи: страна постепенно выходила из разрухи, начала развиваться экономика, возрос поток мирных грузов. Так что без преувеличения можно сказать, что станция Тобол внесла весомый вклад в Победу, связала Россию со странами Центральной Азии.

Непосредственно связан с обозначенной темой архивный документ с заседания исполкома областного Совета депутатов трудящихся и бюро обкома КП(б)К от 15 августа 1941 года «О дополнительном выделении рабочей силы и тягла на строительство Сталинско-Магнитогорской магистрали» (в 1961 году городу Сталинску возвращено его первоначальное название Новокузнецк: прим. авт.)

В целях быстрейшего окончания строительства Сталинско-Магнитогорской магистрали, имеющей особо важное военно-оборонное значение, исполнительный комитет облсовета и бюро обкома КП(б)К постановляют:

1. Выделить дополнительно на строительство Сталинско-Магнитогорской магистрали 500 человек колхозников и 500 подвод с упряжкой сроком на 20 рабочих дней из колхозов следующих районов:

 

Тургайский

150 человек

150 подвод

Амангельдинский

150 человек

150 подвод

Карасуский

50 человек

50 подвод

Карабалыкский

50 человек

50 подвод

Семиозёрный

50 человек

50 подвод

Тарановский

50 человек

50 подвод

 

 

2.Утвердить закрепление этих районов за строительными участками и прорабскими пунктами. (в пределах Кустанайской области: прим. авт.)

3. Обязать исполкомы райсоветов и райкомы КП(б)К указанных районов обеспечить организованный выход колхозников с тяглом и бричками на строительство Сталинско-Магнитогорской магистрали не позднее 1 августа 1941 года.

 

ГАКО: Ф.268. О.1. Д. 345. Л.192

 

Учреждена была специальная грамота «стахановцу железнодорожного строительства».

 

Живёт в Аулиекольском районе на станции Кушмурун Нечунаева Софья Петровна. Родилась она 15 мая 1922 года в семье репрессированного политического деятеля из села Годячево Черниговской области. В связи со ссылкой родителей, воспитывалась в детском доме. В 1938 году окончила восемь классов и поступила учиться в школу ФЗУ (фабрично-заводское училище), получила специальность, редкую для девочек, слесаря по ремонту паровозов. В 1940 году освоила специальность помощника машиниста и водила поезда по Северной железной дороге. Во время войны эта дорога зачастую подвергалась бомбардировкам. Особенно опасным участком был железнодорожный мост через Волгу, так как немцы поставили перед собой цель – разрушить его, чтобы прервать связь фронта с тылом. Именно там водила составы Софья Нечунаева.

Нечунаева Софья Петровна

 

В 20 лет она была отмечена знаком «Почётный железнодорожник» ( высшая награда отрасли) и медалью «За трудовое отличие». В 1944 году Нечунаева получила права машиниста паровоза. После войны по распоряжению Министра путей сообщения она была направлена на Карагандинскую железную дорогу, там Нечунаева получила звание техник-лейтенант тяги паровозного хозяйства. Её трудовой стаж – 44 года, последние из них 25 лет – на станции Кушмурун. Имеет много правительственных наград.

 

 

Помощь

освобожденным районам

В 1943 году начинается победоносное наступление Красной Армии. Освобождаются временно оккупированные врагом территории. Фашисты, отступая, уничтожали все, практически стирали с лица земли города и села. Уцелевшие в оккупации люди нуждались во всем, начиная от домашней утвари, одежды до тракторов, сельскохозяйственного инвентаря, промышленного оборудования. Им необходима была помощь всей страны. В это время широкую поддержку находит начинание трудящихся Иркутской области, организовавших натуральную помощь скотом колхозникам освобожденных районов.

30 октября 1943 года Кустанайский обком КП(б)К принял решение об оказании практической помощи разрушенным до основания хозяйствам Орловской области, освобожденным от немецкой оккупации. Для выполнения этой задачи были определены 4 района: Людиновский, Севский, Мглинский, Хатенецкий.

В Кустанай прибыли представители Орловской области, которые побывали во многих колхозах, предприятиях области. Они рассказывали о зверствах фашистов, о чудовищных преступлениях, о мужестве и героизме народа, не сломленного гитлеровцами. В ноябре 1943 года во всех колхозах, совхозах, МТС, предприятиях, учреждениях области проходили многолюдные митинги, собрания. Колхозники и рабочие, выражая готовность оказать братскую помощь, брали на себя конкретные обязательства. Так, пенсионер колхоза «11 лет Октября» Узункольского района Дорошенко Демьян Лукич на собрании колхозников заявил: «У меня два сына в Красной Армии сражаются против поганых немцев, я и сам прошлое время их бил, и для разгрома их ничего не пожалею. От всего сердца отдаю своего вскормленного двухцентнерового быка для колхозов из Орловской области». Комсомолец С.Дацун из того же района выделил орловцам одну корову и овцу. Отец трех бойцов, бригадир колхоза «Жаксылык» Семиозерного района Н.Кудасов в помощь Орловской области внес 600 рублей деньгами. Участники Великой Отечественной войны Тайгарин и Дильдабеков из того же района внесли 1300 рублей.

Люди собирали для орловцев теплые вещи и предметы домашнего обихода (топоры, лопаты, сковороды, самовары, тарелки, ложки и др.). Только Мендыгаринский район собрал 100 пар валенок, 60 пар носков и варежек. В Кустанайском районе было собрано 10 полушубков, 34 пары валенок, 120 пар носков, 160 пар варежек, 24 шапки, 12 телогреек и многое другое.

В справке зам. зав. отделом пропаганды и агитации ОК КП(б)К Касымов указывает: « В результате проведенной работы на 7 февраля 1944 года Орловской области отправлено 27 вагонов, из них: с оборудованием и имуществом – 6 вагонов, с сельхозинвентарем, одеждой, обувью – 21 вагон. Отгружен следующий сельхозинвентарь: плуги одноконные – 71, бороны железные – 368, плуги двухлемешные – 80, брички – 75, грабли конные – 11, лобогрейки – 8, сенокосилки – 9, культиваторы – 8, сеялки – 1. Одновременно с этим отправлено три двигателя, оборудование одного ручного маслозавода, оборудование сельской больницы на 20 коек, 150 тыс. томов политической и художественной литературы и много других предметов домашнего обихода, одежды, обуви и продуктов. Подготовлено к отправке 5 вагонов сельхоз-инвентаря и предметов домашнего обихода. В подшефные районы Орловской области выехала делегация в количестве трех человек».

 

ГАКО: Ф.Р-268.Оп.1.Д.521.Л.102-103

 

 

Помогали не только жителям Орловской области. Третьего марта 1943 года ко всем колхозникам и колхозницам Кустанайской области обратились трудящиеся Амангельдинского района с призывом

«Поможем нашим братьям – колхозникам освобожденных из-под фашистского ига районов!», в котором они писали: «Воодушевленные приказом Верховного главнокомандующего товарища Сталина, мы берем на себя обязательство еще больше усилить помощь наступающей Красной Армии. Мы включились во фронтовой месячник по завершению подготовки к весеннему севу и обязуемся четко, по-военному завершить до 1 апреля всю подготовку к весне. Мы обязуемся также образцово завершить зимовку скота.

Сейчас Красная Армия гонит фашистскую нечисть на запад, очищает от нее родную землю. Патриотический долг людей советского тыла – позаботиться не только о выполнении производственных планов своими коллективами, но и помочь населению районов, освобожденных от фашистских извергов. Хорошо сделали трудящиеся Иркутской области, организовавшие натуральную помощь скотом колхозникам освобожденных районов. Следуя их примеру, колхозники нашего Амангельдинского района выделили из личного пользования 100 коров и от всей души передают их своим братьям в освобожденных от немецкого ига районах. Сбор скота у нас продолжается.

Мы обращаемся с призывом ко всем колхозникам, рабочим и служащим сельской местности – поддержать замечательное патриотическое движение иркутских колхозников и широко организовать натуральную помощь скотом из личного пользования колхозникам районов, над которыми вновь победно развевается знамя Советов. Этим самым мы поможем Красной Армии приблизить час окончательной победы над гитлеровскими захватчиками.

От имени трудящихся Амангельдинского района: Шаяндин – орденоносец, председатель колхоза имени Молотова, Адамасова – доярка колхоза имени Тельмана, Абишев – чабан колхоза «Ульгули», Бимагамбетов Курман – председатель колхоза Агаштыколь, Булатов – секретарь парторганизации колхоза имени 8 марта, Елюсизов – звеньевой колхоза «Комсомол», Ахметова – председатель аулсовета, Абишева – доярка колхоза имени 1 мая, Ахшонтаев – орденоносец, зав. фермой колхоза имени Чапаева, Адильканов – секретарь райкома КП(б)К, Утельбаев - предрайисполкома, Бакеева – секретарь райкома ЛКСМК, Ермагамбетов - начальник райзо».

 

Табунщики конефермы колхоза им. Чкалова

Амангельдинского райна

 

 

Обращение амангельдинцев было поддержано всеми трудящимися области. Всего Кустанайская область для освобожденных районов изыскала 10 570 голов КРС. Особенно значительную помощь кустанайцы оказали братской Украине, выделив из своего далеко небогатого резерва для перегона на Украину 7200 коров.

 

Омар Карабаев

 

Передовой табунщик колхоза «Север» Мендыгаринского района

 

 

Также в области развернулось движение по сбору средств для восстановления разрушенного хозяйства в районах, освобожденных от оккупации. Так, только в ноябре 1943 года по области на эти цели было собрано 153 тысячи рублей.

 

ГАКО: Ф.72-П.Оп.9.Д.335.Л.122

 

Вопрос оказания помощи освобожденным районам Украины в декабре 1943 года рассматривался на заседании Кустанайского облисполкома. Было принято решение об оказании помощи тракторами и тракторными плугами. Необходимо было до 1 февраля 1944 года из МТС области выделить и отгрузить освобожденным районам Украины 75 тракторов СХТЗ и 60 тракторных трех-четырех корпусных плугов, пригодных к эксплуатации. Директора МТС и совхозов должны были обеспечить доставку техники на станции отправления. Сдача тракторов и плугов производилась по актам, которые подписывали представитель Наркомзема СССР, а также представители принимающей области УССР и директор МТС, совхоза, сдающие тракторы и плуги. Для оказания практической помощи были мобилизованы наиболее опытные трактористы и механики.

 

 

 

Госпоставки

В 1941 году положение дел в сельском хозяйстве Кустанайской области складывалось очень непросто. План развития животноводства за первое полугодие 1941 года колхозы области не выполнили ни по одному показателю, сократилось поголовье скота. Был допущен большой падеж молодняка. Были сорваны поставки государству молока, шерсти, картофеля, овощей. К концу сентября озимых было посеяно 61,8%, вспахано зяби – 11,6%, план сенокошения выполнен на 74,3%. Угрожающее положение сложилось с уборкой сельскохозяйственных культур, особенно зерновых. По состоянию на 25 сентября хлеба государству было сдано на 5 200 тыс. пудов меньше 1940 года.

Война еще более усугубила положение дел. На фронт из колхозов, совхозов, МТС ушли наиболее квалифицированные работники, руководители сельхозпредприятий, значительно сократилась численность трудоспособного населения. Большая часть тяжелого крестьянского труда легла на плечи женщин, подростков и стариков.

3 октября 1941 года Кустанайский горисполком принимает решение «О привлечении трудоспособного населения г. Кустаная к трудовой повинности для уборки урожая сельскохозяйственных культур 1941 года».

Стране нужен был хлеб. В первую очередь, хлеб нужен был фронту. Перед уборкой урожая 1942 года Совнарком и ЦК КП(б) Казахстана специальным постановлением утвердили порайонные нормы сдачи зерна с каждого гектара пашни колхозами республики в хлебный фонд Красной Армии. С учетом многоземельности отдельных колхозов и пестроты урожайности местным исполнительным органам предоставлялось право дифференцировать размер сдачи хлеба с одного гектара площади пашни по отдельным колхозам внутри районов в размере до 30 процентов.

 

 

Еще более усложнилась ситуация с уборкой урожая 1943 года. 12 августа исполком Кустанайского облсовета и бюро областного комитета партии принимают совместное постановление о проведении фронтового двухнедельника по завершению уборки и сдачи хлеба государству. В каждом хозяйстве, в каждой бригаде утверждался ежедневный график проведения косовицы, обмолота и скирдования. Для каждой бригады, звена, комбайна устанавливалось ежедневное задание по проведению этих работ. Техники катастрофически не хватало, была организована отрядная работа имеющихся комбайнов, каждый из которых работал не менее 16 часов в сутки. И если во многих колхозах единственной тягловой силой в посевную стали коровы, которых вечером ещё и доили, чтобы нацедить пару-тройку кружек молока для детей, то хлеб в этих хозяйствах пришлось убирать практически вручную.

Особое внимание обращалось на проведение решительной борьбы с потерями зерна. Еще свежи были в памяти довоенные «хлебные» дела. Вот выписка из протокола заседания партколлегии Карабалыкского райкома ВКП(б) от 5 марта 1933 года: «Во время переброски печеного хлеба из пекарни в ларек техникума несколькими студентами была похищена буханка хлеба. Товарищ Бобриков Иван, партстаж с 1931 года, год рождения – 1906, крестьянин, батрак, образование ниже среднего, украинец, служил в Красной Армии, в старой армии не служил, в других партиях не состоял, партвзысканиям не подвергался, под судом не был, не только не предупредил, как член партии, об этом партийную организацию, а сознательно скрыл этот факт и участвовал в дележке хлеба». Ивану Бобрикову еще повезло: он за свой проступок лишился партбилета. Нередко в то время за такие же «преступления» лишались жизни. А в военное время сажали не только за буханку хлеба, а за десяток колосков. Все можно было списать на войну…

Женщины, подростки и старики стали основным резервом для пополнения механизаторских кадров в МТС и совхозах. И в этих условиях труженики полей и животноводческих ферм проявляли подлинный трудовой героизм, трудились от зари до зари. Нормы мирного времени значительно перекрывались. Колхозники области ни разу не сорвали планы поставок зерна, мяса, другой продукции.

Школьники области поддержали обращение учащихся Кустанайской городской школы им. Крупской принять активное участие в сельхозработах. Многие ребята показывали образцы самоотверженного труда. Так школьники Орджоникидзевского района скосили хлеба на 19 182 гектарах. Учащиеся и учителя в свободные от работы на полях часы вели среди колхозников агитационно-массовую работу: проводили беседы, устраивали читки газет, выпускали стенные газеты.

Хлеб в фонд государства на машинах, на телегах доставляли к местам зернохранилищ. Порой на это уходило несколько суток, ехали в любую погоду, ночевали прямо в поле.

 

Колхозники сдают хлеб в фонд обороны

 

 

Кроме госпоставок по хлебу, мясу и другой сельхозпродукции доводились задания по поставкам техники, гужевого транспорта.

В области на начало войны насчитывалось 38 948 лошадей, из них 2 147 были выделены для нужд Красной Армии, в том числе верховых – 879, артиллерийских – 26, легкоартиллерийских – 16, обозных – 1 226.

 

ГАКО.Ф.Р.268.Оп1.Д.447.Л.63

 

 

ГАКО.Ф.Р.268.Оп1.Д.447.Л.64

 

 

Выдерживать нечеловеческие нагрузки помогала вера в победу. Помогали и вдохновляли тружеников тыла письма с фронта. Строки из обращения фронтовиков-казахов I-го Украинского фронта к труженикам тыла никого не могли оставить равнодушными. Воины писали: «Дорогие отцы и матери, жены и дети, братья и сестры! Пусть это письмо, написанное вашими отцами, мужьями, братьями, сыновьями-фронтовиками, которых вы послали на защиту любимой Родины, дойдет во все уголки нашего солнечного Казахстана. Пусть оно расскажет вам о наших боевых успехах и победах, которых мы добились, сражаясь вместе с русскими, украинцами, белорусами, узбеками, грузинами, азербайджанцами и другими народами Советского Союза против немецко-фашистских захватчиков. Каждый воин-казах в окопе, в блиндаже, в жарких схватках с врагом ни на минуту не забывает о наказе своего народа и помнит свою клятву: «Клянусь вам, родные, что пока видят глаза, действуют руки, пока на нашей земле ходит хоть один фашистский солдат, я поле боя не покину». Близок час нашей победы. Германия уже проиграла войну, но враг еще не сдается. Он отчаянно и упорно сопротивляется. Потребуется еще немало усилий для нашей полной победы. Мы не должны успокаиваться ни на одну минуту до тех пор, пока против нас стоит с оружием в руках хотя бы один фашистский солдат. Поэтому мы обращаемся к вам с призывом – еще больше усилить в тылу помощь фронту и стране. Работайте самоотверженно, не покладая рук, для скорейшей и полной победы. Еще выше поднимайте знамя социалистического соревнования. Товарищи рабочие, инженеры и техники! Давайте фронту больше металла, угля, горючего, орудий, боеприпасов, военного снаряжения. Товарищи колхозники, колхозницы, рабочие совхозов и МТС, все работники сельского хозяйства! Напрягайте все ваши силы, используйте все средства и возможности для успешного и быстрого завершения уборки урожая, выполняйте вашу главную и священную обязанность – досрочно и полностью рассчитайтесь с государством по хлебопоставкам. Хлеб – это могучее оружие в борьбе с врагом. Смерть немецким захватчикам! Да здравствует нерушимая дружба народов Советского Союза!»

 

 

Несмотря на трудности военного времени, колхозы и совхозы области за военные годы дали стране хлеба, мяса, масла и других продуктов сельского хозяйства больше, чем за четыре предвоенных года.

 

 

ПОСТАНОВЛЕНИЕ

Бюро Кустанайского областного комитета КП(б)Каз.

Об утверждении задания по изготовлению теплых вещей для Красной Армии.

Бюро обкома КП(б)К Казахстана постановляет:

 

 

ГАКО: Ф.72-П.Оп.7.Д.18.Л.61-62

 

 

 

В результате героических усилий тружеников сельского хозяйства Кустанайской области государство получило от них за четыре года войны 37 828 тысяч пудов хлеба, более 2 млн. 928 120 пудов мяса, 244 610 пудов масла, 188 795 пудов шерсти и т.д. Колхозы и совхозы поставили для армии 7 387 лошадей.

Родина высоко оценила труд земледельцев Казахстана. Президиум Верховного Совета СССР 11 мая 1942 года наградил 354 передовика орденами и медалями. Среди них орденом Ленина Хасена Бермухамедова, тракториста Кустанайского зерносовхоза.

В 1945 году к 25-летию Советского Казахстана были награждены орденами и медалями 416 передовиков сельского хозяйства области. Награждены также орденами и медалями работники оборонных заводов, земельных органов, совхозов и т.д. Медалью «За доблестный труд в Великой Отечественной войне 1941-1945 гг.» в области награждено более 42 тысяч кустанайцев. Кроме того многие передовики награждались грамотами Президиума Верховного Каз. ССР, ЦК ВЛКСМ и ЦК ЛКСМ Казахстана.

 

 

ГАКО: Ф.Р-268.Оп.1.Д.446.Л.310

 

 

Подготовка кадров

Как и повсюду, с первых дней войны началась мобилизация на фронт мужского населения Кустанайской области. А на полях зрели хлеба, под щедрым летним солнцем наливался золотой колос. Кто будет убирать урожай? Кто дальше будет работать на земле?

Уже через двадцать дней после начала войны Кустанайский облисполком рассматривает вопрос о подготовке женщин для работы на тракторах, комбайнах и автомашинах. Было решено по линии облзо подготовить с отрывом от производства за один месяц, с 15 июля по 15 августа 1941 г., трактористок с умением работать на всех видах тракторов: колесных, дизельных, газогенераторных в количестве 1790 человек, комбайнеров и помощников комбайнеров – 1092 человека. Еще полторы тысячи женщин обучались на трактористов и комбайнеров без отрыва от производства, 1315 женщин обучались по линии треста совхозов. Также в школах механизации началась подготовка шоферов из числа женщин.

Курсы по подготовке механизаторских кадров укомплектовывались за счет работниц колхозов, совхозов, МТС, домохозяек и, прежде всего, из числа ранее работавших прицепщиками, заправщиками, помощниками комбайнеров. Параллельно организовывались краткосрочные курсы-семинары для подготовки машинистов молотилок, движков и других сельскохозяйственных машин, а также учетчиков и весовщиков.

На учет были взяты все женщины, ранее работавшие на сельхозмашинах, все они направлялись на работу по специальности. Таким образом, на уборке урожая 1941 года, ушедших на фронт мужчин, заменили женщины-механизаторы. Около 6 тысяч из них были обучены на организованных краткосрочных курсах.

В 1942 году 48 405 человек, или 73 % всех занятых на разных работах в колхозах области, составляли женщины. (Из докладной записки инструктора отдела по работе с молодежью Кустанайского обкома КП(б)К Дунской заведующей отделом по работе среди женщин ЦК КП(б)К Жангировой «О работе женщин в годы Великой Отечественной войны, участии в выборах в Верховный Совета Казахской ССР и их выдвижении на руководящую работу» от 2 декабря 1947 г.).

 

Заменили отцов, ушедших на фронт к-з им. Чкалова Тарановского района, слева направо: Соболева А.,

Черепова А., Старикова М. Из личного архива Дьячкова И.И.

 

 

Стахановец-двухсотник завода «Комсомолец» А.Кислицын

 

Во многих школах области осенью 1941 года был введён специальный предмет по изучению сельхозмашин. Руководство МТС обеспечивало школы наглядными пособиями, помогало преподавательскими кадрами. Многие девушки после окончания школы сели на тракторы и комбайны, мужчин в связи с мобилизацией на фронт с каждым годом становилось все меньше и меньше.

Воспитаница д/дома, передовая рабоница завода «Комсомолец» В.Мишковская

 

 

Собрание женской тракторной бригады И.Кудлая. Колхоз «Пролетарий» Семиозерного района

 

 

Не только по абсолютным цифрам участия в труде женщины были решающей силой в эти годы, но и показатели, характеризующие высокую производительность труда в сельском хозяйстве, подтверждают это. Из 75 миллионов 25 тысяч трудодней, выработанных колхозниками Кустанайской области за 1942-1945 годы, свыше 45-ти миллионов выработано женщинами-колхозницами. Нормы мирного времени значительно перекрывались. Колхозники области ни разу не сорвали планы поставок зерна, мяса, другой продукции. Весной 1942 года тракторная бригада Ивана Кудлая из села Черниговка Семиозерного района, в которой работали только 17-18-летние девушки, вспахала две тысячи гектаров земли, что в два с половиной раза превысило норму.

Звеньевая колхоза имени Свердлова Пешковского района Жерютина Варвара в 1945 году с закрепленного за ней участка в 203 га в результате хорошего ухода получила урожай по 21,5 центнеров, за что была награждена орденом Ленина. Подобных примеров было немало.

Всю войну женщины пахали, сеяли, убирали урожай, давали фронту хлеб.

Летом 1941 года началась подготовка населения к противовоздушной, противохимической обороне. Вопрос рассматривался на заседании Кустанайского горисполкома. Организация работы по обучению населения навыкам самозащиты возлагалась на руководителей предприятий, организаций и на квартальных старост. Кустанайский комитет Красного Креста и Осоавиахим подготовили для фронта 3140 бойцов-лыжников, 1000 бойцов-рукопашников, 40 медсестёр, 30 сандружинниц.

В городах, районах области организовывалось обучение призывников перед отправкой их на фронт.

ГАКО: Ф.72.Оп.7.Д.103.Л.51

 

 

В годы войны Кустанайская область стала настоящей кузницей военных кадров. В 1942 году в область была эвакуирована Сталинградская авиашкола. Для ее размещения в городе были предоставлены 14 зданий, в том числе здание школы и кинотеатр в Наримановке, магазин «Динамо» и универмаг по улице Калинина (ныне Алтынсарина), магазин «Бакалея» и столовая военторга по улице Толстого, Дом обороны, Дом учителя, Дом колхозника, здание облпрокуратуры, несколько складов. Для размещения отдела учебно-летной подготовки школы с его лабораториями, циклами и классами было предоставлено бывшее здание горкома партии по улице Калинина. Дополнительные помещения были предоставлены также в Кустанайском, Федоровском, Затобольском районах. В том числе, в Кустанайском районе для размещения семей начсостава Сталинградской авиашколы в колхозе «Самир» выделялось 20 квартир.

 

 

 

ГАКО: Ф.72-П.Оп.7.Д.20.Л.153

 

 

Многие юноши и девушки области получили возможность учиться в авиашколе. Получив специальность военного летчика, они отправлялись на фронт. Всего Сталинградская авиашкола подготовила для фронта две с половиной тысячи летчиков-истребителей.

С начала войны на подготовку кадров для фронта была перепрофилирована Кустанайская фельдшерская школа - одно из старейших учебных заведений не только в нашей области, но и в Казахстане. С августа 1941 года сроки обучения были сокращены до полутора лет, были введены новые предметы: строевая и огневая подготовка, военно-полевая хирургия, санитарная техника. Учащиеся должны были знать навыки стрельбы из винтовки и автомата, уметь метать гранаты, рыть окопы, маскироваться, оказывать первую помощь в полевых условиях. Всё это проводилось сверх учебного расписания.

До войны при фельдшерской школе было организовано подсобное хозяйство, которое было расположено в Аман-Карагайском лесничестве в 15-ти километрах от города Кустаная. Хозяйство имело в наличии крупный рогатый скот, овец, лошадей, земельный участок, на котором выращивался картофель и другие овощи, оно было обеспечено автомашиной грузоподъёмностью 1,5 тонны. Продукты этого хозяйства в военные годы поступали не только в столовую фельдшерской школы, но и в больницы города, а потом и в госпитали.

В 1942 году школа сделала первый военный выпуск – 72 фельдшера. Всего за годы войны было подготовлено 253 фельдшера.

Сдав экзамены, ушли добровольцами на фронт Григорьев Григорий, Гузь Иван, Сотниченко Иван, Александра Ткаченко, одна из лучших выпускниц, отличница, которая по распределению направлялась для дальнейшего обучения в институт - Данута Чермак.

В составе эвакогоспиталя № 3597 уехали на фронт выпускницы 1935-1937 годов Нина Бокова, Анастасия Гончарова, Антонида Крахмальная, Мария Репина.

Всего за четыре года войны из фельдшерской школы ушли на фронт 39 человек.

Почти все учащиеся школы стали добровольными донорами, работали в госпиталях, расположенных в городе Кустанае.

Осенью 1941 года при фельдшерской школе были организованы курсы фронтовых медсестёр. За два с половиной месяца на них подготовку прошли 66 человек. Среди них Мария Батажан, Анна Вракова, Сара Кубрик, Фарзана Латыпова, Зинаида Петрова, Лидия Петрова, Раиса Половинкина, Нина Ранцева, Галина Садчикова, Зинаида Тепловодская, Раиса Тимаева, Таисия Форофонтова и другие. Ранцева Нина и Петрова Зинаида погибли под Ржевом в 1942 году, спасая раненых.

 

Слушатели курсов медсестер

при Кустанайском медучилище. 1941 год

 

 

Культура, образование, СМИ

В начале войны на восток прибывали не только вагоны с оборудованием эвакуированных заводов, но туда для спасения вывозились культурные, исторические ценности. В конце июля 1941 года из Москвы в город Хвалынск была эвакуирована коллекция Центрального Исторического музея, а поздней, осенью того же года, экспонаты этого музея в сопровождении ее хранителей были отправлены в Кустанай. В декабре 1941 года в Кустанай также были доставлены ценнейшие коллекции музеев революции, восточных культур, биологического и этнографического музеев, наиболее ценные книги библиотеки им. Ленина, а также библиотек исторической и иностранной литературы. Для этих коллекций было освобождено бывшее здание облфо (ныне городской фонд по работе с детьми и молодёжью «Надежда», Байтурсынова, 73).

 

ГАКО: Ф.Р-268.Оп.11.Д.21.Л.1

 

 

Долгим был путь ценностей музеев до затерянного в бескрайней казахстанской степи Кустаная. Так коллекции музея им. Чернышевского из г.Хвалынска сначала по воде доставили до пристани Увек, а затем с одноименной станции в восьми крытых товарных и двух пассажирских вагонах везли до ст. Кустанай. Вместе с экспонатами музея сюда прибыли их работники с семьями, всего в количестве 90 человек.

Берегли сокровища московских музеев в Кустанае хранители Исторического музея во главе с академиком Г.И.Петровским. В здании на углу улиц Ленина и Калинина, где располагался Яушевский пассаж (ныне угол проспекта Аль-Фараби и улицы Алтынсарина, здание историко-краеведческого музея и Дома Дружбы), был открыт демонстрационный зал. Многие кустанайцы в то время познакомились с экспонатами прославленного музея: личной одеждой Петра 1, знаменами Отечественной войны 1812 года, образцами огнестрельного и холодного оружия, шпагой Фридриха, захваченной русскими солдатами в одном из сражений семилетней войны, и другими раритетными экспонатами, которые находились в Кустанае около трех военных лет, после чего были возвращены в Москву.

Некоторое время в Кустанае хранилась «Севастопольская панорама», а затем ее отправили в Новосибирск.

В Кустанай из Киева был эвакуирован государственный еврейский театр. По трудным военным дорогам труппа добиралась до нашего города отдельными группами, часть оказалась в Ульяновске, зимой 1941 года состоялось воссоединение артистов театра в Кустанае.

 

 

Невероятно, но факт: в октябре 1943 года принимается решение об организации областного айтыс-состязания народных акынов.

Для подготовки мероприятия в областной центр командируются известные акыны Омар Шипин из Убаганского, Нуркан Ахметбеков и Саид Есимбаев из Амангельдинского, Медибек Жургунбеков из Мендыгаринского районов. Творчество местных акынов посвящается, конечно же, воспеванию ратных и трудовых подвигов земляков. Вдохновенные строки талантливых исполнителей вселяли в души людей надежду, веру в скорую победу.

В декабре 1943 г. Кустанайский облисполком и бюро обкома КП(б)К принимают постановление «Об организации филиала Казгосфилармонии». В Кустанае открывается 3-х месячная студия по подготовке художественно-творческих национальных кадров.

Большим событием в жизни области был выезд делегаций трудящихся на фронт. Как мы уже писали, в одной из таких поездок участвовал и народный акын Омар Шипин. По возвращении, на встречах в городах и селах, акын образным языком рассказывал о боевых подвигах кустанайцев, убеждал земляков самоотверженно работать в тылу, тем самым приближая долгожданную победу.

Был еще один уникальный канал связи с земляками-фронтовиками. В июле 1943 года к заведующему Кустанайской областной библиотекой обратился бывший её читатель красноармеец Пинчук И.Я. с просьбой высылать на фронт по 2-3 книги. Он писал: «… после прочтения их я, по договоренности с почтой, также по 2-3 книги буду возвращать их Вам. Средства за пересылку примем на себя». Далее в этом письме: «… нас интересует не все что угодно, а прежде всего: история ВКП(б), Устав ВКП(б), Устав ВЛКСМ, «Капитал» Маркса, устроит по 2-3 экз. Из современных и, вообще, художественных произведений коллектив офицеров просит, по возможности, высылать такие произведения, как, например: К.Симонов «Жди меня», «Русские люди», Л.Н.Толстой «Война и мир», «Анна Каренина», М.Шолохов «Они сражались за Родину», Ярослав Гашек «Похождение бравого солдата Швейка». Из серии «Жизнь замечательных людей» - «Суворов», «Кутузов», «Багратион», «Брусилов», вообще, не называя и не перечисляя далее авторов и книг, интересует главным образом литература историко-военная и историко-революционная».

Поражает архивный документ, свидетельствующий о том, что, несмотря на тяжелейшее военное время, когда ежедневно на повестке дня стояли вопросы, связанные буквально с жизнью и смертью людей, в области в марте 1943 года принимается решение о создании областной комиссии по сбору материалов по истории Великой Отечественной войны.

Война – это страница в истории огромной страны и важно донести эту историю до будущих поколений. По крупицам начинают собирать материалы о боевых подвигах кустанайцев, о героическом труде в тылу.

Способствовать этой работе должно было и областное лекционное бюро, организованное при областном отделе народного образования 28 января 1944 года. Перед ним ставилась задача организации публичных лекций по историческим, военно-историческим и другим научным вопросам.

Тяготы военного времени очень ощущала на себе сфера образования. В справке на имя секретаря ОК КП(б)К Мельникова о готовности школ к 1942-1943 учебному году секретарь Кустанайского обкома комсомола Балабатырова отмечала, что «ни в одной школе нет ни одной тетради, недостаточно учебников, в имеющихся школьных буфетах два-три раза в неделю получают по ? булочки. В школах занимаются учащиеся только начальных классов, а ученики 5-10 классов до 1 октября работают на полях, огородах. В своем большинстве, особенно учащиеся начальных классов, обувью и одеждой не обеспечены. Так, например, в колхозе им. Ворошилова Затобольского района из 32 учащихся 19 не посещают школу ввиду отсутствия обуви и одежды, в городской школе им. Крупской 120 детей ходят босые. В школах Карасуского района подлежит обучению 1050 учащихся, обучается 753, в школах Урицкого района из 1762 учащихся обучается 1250. Особо важный вопрос – обеспеченность школ топливом. Большинство школ вывоз топлива не могут осуществить из-за отсутствия транспорта, например, школа города Джетыгара имеет закупленный уголь на станции Бреды, но вывезти не может. В школах города Кустаная из отпущенных 3500 кубометров дров вывезено только 307. Председатели колхозов откладывают этот вопрос на конец уборочной страды, объясняют директорам школ, что транспорт полностью переключен на уборку урожая. Такое положение наблюдается в колхозе «Жана-Жол» Пресногорьковского района, в колхозе им. Ворошилова Затобольского района и др.»

 

По этому поводу был принят конкретный документ:

 

РЕШЕНИЕ

Кустанайского облисполкома «Об организации буфетов

и горячих завтраков при школах Кустанайской области»

 

14 ноября 1942 г.

 

Исполком областного Совета депутатов трудящихся решил:

В целях осуществления закона о всеобуче и создания бытовых условий для учащихся обязать облоно (т.Клевцур) и облторготдел (т.Конькова) организовать школьные буфеты при средних и начальных школах райцентров, горячие завтраки.

Обязать облторготдел (т. Конькова) обеспечить школьные буфеты бесперебойным снабжением необходимыми продуктами питания.

Обязать зав. облоно (т.Клевцур) организовать горячие завтраки при школах, обеспечив продуктами питания за счет подсобных хозяйств, колхозов, совхозов и родителей.

Обязать облоно (т.Клевцур), облздравотдел (т.Пичугину) составить примерное меню для горячих завтраков, исходя из имеющихся местных продуктов.

Обязать исполкомы райсоветов оказать содействие органам народного образования, школам в организации школьных буфетов и горячих завтраков.

Списки школ, организации буфетов при школах и расчету потребности продуктов для буфетов – утвердить (приложение №№ 1,2 и 3).

 

зам. председателя исполкома областного Совета А.Михеева

и.о. секретаря исполкома облсовета С.Ковалев

 

 

С начала войны помещения многих школ были использованы под эвакуированные предприятия, организации, жилье, освобождались они постепенно только к концу войны. Так по состоянию на 16 августа 1944 года из 26 школьных зданий, занятых не по назначению, освобождено 10.

 

Урок арифметики в школе им. Горького Карабалыкского района

 

Одна из главных проблем – катастрофическая нехватка учителей, поскольку учителя вместе с представителями других профессий мобилизовывались на фронт, вместе со всеми терпели лишения военного времени.

Вопросы улучшения материально-бытового положения учителей исполнительными органами решались по мере возможностей. В августе 1943 года согласно правительственному распоряжению учителям увеличивается норма отпуска хлеба до 600 граммов в день.

 

 

ГАКО: Ф.250.Оп.1.Д.200.Л.92

 

ГАКО: Ф.268.Оп.11.Д.61.Л.36

 

 

В октябре 1943 года в г.Кустанае открывается сельскохозяйственный техникум с полеводческим и зоотехническим отделениями. Первый набор – 150 человек. Для учебного заведения были выделены земля, трактор и автомашина, предоставлены помещения для общежития студентов и размещения столовой. Для организации общественного питания студентов отпущено 15 тонн картофеля и 7 тонн овощей.

С 1 сентября 1944 года в школах города Кустаная вводится раздельное обучение мальчиков и девочек. Постановлением Кустанайского облисполкома и бюро обкома КП(б)К от 25 мая 1944 года утверждаются мужскими школами: средняя школа им. Кирова, неполная средняя школа №1, женскими: средняя школа имени Горького, неполная средняя школа № 2 им. Пушкина, средняя школа им. Крупской, смешанными: средняя школа им. 20 лет Октября, начальные школы №1 и № 3.

 

Учительская конференция Денисовского района. 1944 год

 

 

А с 1 ноября 1944 года открываются вечерние школы сельской молодежи. Это было необходимое решение, так как многие юноши и девушки, не окончив школу, шли работать вместо ушедших на фронт отцов и старших братьев. Согласно принятому решению необходимо было произвести точный учет молодежи, подлежащей обучению, определить количество школ, кадров преподавателей, найти помещения, укомплектовать школы учебниками, учебными пособиями и школьно-письменными принадлежностями. Также предусматривалось выделение керосина из расчета 10 литров на каждую школу рабочей молодежи.

В феврале 1944 года ликовала вся область: нашему земляку - летчику Ивану Фомичу Павлову было присвоено звание Героя Советского Союза. Когда кустанайцы узнали об этом, они собрали денежные средства, приобрели 4 самолета-штурмовика и один из них вручили Павлову (см. «сбор денежных средств на строительство танков и самолётов»).

А в мае 1944 года Кустанайский горисполком принял решение о переименовании 4-й неполной средней школы в неполную среднюю школу имени Героя Советского Союза Павлова Ивана Фомича.

В феврале 1945 года на бюро обкома партии рассматривался вопрос о состоянии военно-физической подготовки в школах области. В целях её улучшения органам народного образования поручалось оборудовать в школах военные кабинеты и спортплощадки, укомплектовать средние и семилетние школы военруками за счет командного состава, работающих даже в других учреждениях и организациях.

Большая проблема тех дней – детская беспризорность. Для работы в этом направлении была создана областная комиссия. Необходимо было выявить всех беспризорных детей в городах, райцентрах, на железнодорожных станциях. И не просто выявить, их надо было трудоустроить на предприятиях, в колхозах и совхозах, а также разместить в детприемнике-распределителе НКВД и детдомах.

 

 

В 1941 году в Кустанайскую область были эвакуированы Малаховский детгородок Московской области, Дергачевский детдом № 1 Харьковской области и Павловский детдом Воронежской области.

 

С Малаховским детгородком Московской области в Кустанай прибыло 430 детей. Сначала они были как самостоятельный детдом, но затем детей разместили в четырех существовавших детдомах области: в Мендыгаринском, Семиозерном, Убаганском и Урицком районах.

 

ГАКО.Ф.250.Оп.1.Д.168.Л.28

 

Дети Дергачевского детдома Харьковской области – все 300 человек - были размещены в Федоровском детдоме.

Дети Павловского детдома Воронежской области - 234 человека - были размещены на базе существовавших детдомов: Боровского, Мендыгаринского и Федоровского.

Все эвакуированные дети, которые были размещены на базе действующих детдомов, жили в таких же условиях, как и все остальные воспитанники детдомов области. Питание было очень скудное, дети получали в обязательном порядке только хлеб, а такие продукты, как молоко, мясо, каши практически не получали совсем. В штатах детдомов были предусмотрены врачи и медсестры.

Несмотря на тяжелое военное время, ученики детдомов были охвачены учебой. Работали мастерские, которые были плохо обеспечены инструментами, оборудованием, сырьем. Но несмотря на это, многие воспитанники детдомов неплохо овладели столярным, плотницким и другим мастерством, а швейному делу научились не только девочки, но и мальчики.

ГАКО.Ф.250.Оп.1.Д.168.Л.36

 

 

Воспитанники Федоровского детдома ремонт обуви и обмундирования производили силами своей мастерской. В Мендагаринском, Федоровском, Семиозерном детских домах вышивали блузки, шторки, салфетки, а отдельные воспитанники самостоятельно шили себе платья. В швейно-рукодельной мастерской Мендыгаринского детдома только за полгода силами детей было изготовлено 167 брюк, 18 халатов, 33 сорочки, 46 салфеток, 60 штор, 209 полотенец, 11 блузок, 205 платков, 51 гимнастерка и т.д.

Для детей сирот и детей, проживавших в отдаленных населенных пунктах, при школах были организованы интернаты. В этих интернатах в течение 1940-1945 годов воспитывалось от 1348 до 1500 детей.

Для того, чтобы дети не стали переносчиками различных болезней, Наркомпросом Каз. ССР были утверждены специальные санитарные нормы, согласно которым в школах была введена обязательная стрижка школьников включительно по 6-ой класс (за исключением девочек), производился ежедневный осмотр школьников педагогами и членами родительских комитетов на предмет выявление вшивости. В детских домах вновь принятых воспитанников немедленно подвергали санитарной обработке и помещали их в специальную комнату до истечения карантина, который длился 21 день.

В детских домах имелись пионерские организации. Каждый детский дом имел свои небольшие библиотеки, где насчитывалось в среднем от 150 до 300 книг художественной литературы. Радио не было, за исключением городского школьного детского дома. Кино показывали крайне редко.

Облоно, обкомом партии регулярно проводились проверки работы детдомов. Так, 4-7 сентября 1943 года сотрудниками обкома КП(б)К была проверена работа Карабалыкского детского дома. В справке отмечается, что « … питание детей очень однообразное и лишенное витаминов. Из государственных фондов детдом получает лишь муку. Был один наряд на масло, но было отоварено всего 34 кг., а около 100 кг. не отоварено. По нормативам полагается 17 гр. жиров в день, воспитанники получили в июле - 13 гр., в августе - 7,5гр. Молока получали в июле 306 гр., в августе - 145 гр.

Все корпуса детдома - земляные постройки , нуждаются в ремонте. Он ещё не начат. В спальнях и в столовой пронизывающий холод. Пекарня зияет дырами, баня разваливается».

Из воспоминаний воспитанницы одного из детдомов Н.Бибаковой.: « Родилась я 10 февраля 1931 года в поселке Зуевка. Когда началась война, вместе с 4-х летним братиком и 2-х летней сестренкой попала в Федоровский детдом. Маленькую сестренку удочерила семья военных, а нам с братом предстояло принять «боевое крещение». Дело в том, что в детдоме тогда были эвакуированные сироты из Беларуссии, Украины, Кавказа. Поначалу были ссоры, драки, многие дети (ингуши, чеченцы, немцы) не знали русского языка. Спасибо нашим воспитателям. Они сумели нас сплотить, сроднить. Уже через год мы стали дружными, хотя жизнь в детдоме была суровой. Спали по двое на одной кровати, еда была скудной: жидкий суп, свекла с картошкой, хлеб только в обед, и тот с примесью отходов. Дети старше 10 лет выращивали в подхозе картошку, редис, лук, огурцы и помидоры. И ещё ходили за щавелем, диким чесноком, ели одуванчики. Собирали ягоды для компотов.

Были у нас уроки труда - в мастерских. Шили наволочки, простыни, пряли шерсть и вязали носки, вышивали кисеты - все это для фронтовиков. Раз в месяц наши изделия, рисунки отправляли на фронт. Я в то время была председателем совета пионерской дружины. Мы все успевали: выезжать в села с концертами, оказывали помощь инвалидам войны, старушкам. Пололи их огороды, мыли полы, белили хаты. Особенно оживилась работа, когда директором детдома стал инвалид войны Петр Алексеевич Блохин. К нам стали приезжать в гости вернувшиеся с войны фронтовики, такие, как И.И. Рябец, В.А. Устинова, П. Кутыш, М.И. Скуридин. Михаил Иванович создал у нас спортивные секции. Благодаря ему я занялась лыжами, защищала честь области, получила в награду новые лыжи и лыжный костюм. Нам повезло познакомиться с летчиком из авиаотряда, который тогда прибыл в Федоровку. Там мы были своими, летчики катали нас на самолетах, а мы ставили у них концерты. В 1950 году я пришла работать на Кустанайскую обувную фабрику».

Все новости жизни трудящихся области находили отражение на страницах издававшихся в области газет. Деятельность СМИ регламентировалась принятым в начале войны постановлением Совнаркома СССР.

 

 

Постановление № 19995 – 898 с

Совета Народных Комиссаров Союза ССР

об издании республиканских и областных газет

20 августа 1941 г.

 

Установить издание всех ежедневных республиканских и областных (краевых) газет 3 раза в неделю на двух полосах и 3 раза в неделю на четырех полосах.

Временно слить республиканские и областные (краевые) комсомольские газеты с общеполитическими газетами, создав в последних отделы комсомольской жизни.

Сократить периодичность ежедневных районных газет, а также газет, выходящих 4 раза в неделю, до трех раз в неделю. Издавать все районные газеты, кроме выходящих, один раз в неделю, на двух полосах.

Председатель Совета Народных

Комиссаров Союза ССР И. Сталин

Управляющий Делами Совета Народных

Комиссаров СССР Я. Чадаев.

 

ГАКО. Ф. 72. Оп. 6. Д. 34. Л. 18. Подлинник.

 

В то время было два источника оперативной информации – радио и газеты. Радио было не в каждом доме, а газету можно было читать коллективно, передавать друг другу, хранить и возвращаться вновь к запомнившимся строкам. Газеты ждали в каждом доме и прочитывали их от первой строчки до последней.

Самая читаемая газета – областная «Сталинский путь» (орган издания Кустанайского обкома, горкома КП(б)К и областного Совета депутатов трудящихся). На ее страницах – жизнь тружеников области в военные годы: об уборке урожая, о социалистическом соревновании, о госпоставках, о сборе теплых вещей, других подарков на фронт, о сборе средств на построение танковой колонны и т.д. И, конечно, самые главные новости – вести с фронта. Их ждали все. Часто на страницах газеты печатались письма с фронта.

 

ГАКО.Ф.268.Оп.1.Д.407.Л.209

 

 

В годы войны в области выходили районные газеты : «Большевистская правда» в Пешковском, «Большевистское знамя» в Пресногорьковском, «Колхозный путь» в Мендыгаринском, «Коммуна» в Карасуском, «Кызыл ту» в Карабалыкском, «Колхозный путь» в Убаганском, «Ленинский путь» в Федоровском, «По сталинскому пути» в Урицком, «Социалистическое строительство» в Орджоникидзевском, «Сталинский призыв» в Тарановском, «Социалистическая степь» в Семиозерном, «Социалистик шаруа» в Амангельдинском, «Социалистик ауыл» в Тургайском районах, «Путь Ильича» - в пос. Затобольск.

 

 

 

 

Вот только один номер «Большевистской правды» за 20 сентября 1941 года (газета Пешковского района): «от советского информбюро», «крепим оборону Родины», «забота о красных воинах», «наши подарки бойцам Красной Армии», «в фонд обороны страны», «мы твёрдо верим, что победа будет за нами». И так из номера в номер – всё во имя Победы.

 

 

 

ИЗ Летописи Кустанайского

государственного учительского института в годы войны

70 лет назад, в суровое предвоенное время, 1939-1940-ой учебный год стал первым в жизни Кустанайского учительского института, первого вуза в истории становления высшего педагогического образования в городе и области, правопреемниками которого ныне стали Костанайский государственный университет им. А. Байтурсынова и Костанайский государственный педагогический институт.

 

 

1939 год

1 сентября

начало Второй мировой войны, начало первого учебного года в Кустанайском государственном учительском институте

сентябрь

48 студентов (курсантов) призваны в ряды РККА (Рабоче-Крестьянской Красной Армии)

10 декабря

созданы «одногодичные педкурсы по немецкому языку» (28 человек)

1940 год

1 января

число студентов 96, из них мужчин – 52, женщин – 44; казахов – 26, корейцев – 17, русских – 48, украинцев – 1, прочих – 4

январь-февраль

в институте созданы кружки, оборонные и физкультурные: стрелкового спорта, ПВХО, ГСО 1-й ступени, ручных пулеметчиков, штыкового боя, гранатометчиков

август

по конкурсу, объявленному в «Учительской газете», в институт прибыло ряд специалистов из других вузов

15 сентября

в институте обучалось студентов с отрывом от производства всего – 226, из них женщин – 105, членов КП(б)К – 7, ВЛКСМ – 95

1941 год

10 февраля

Всесоюзный комитет по делам высшей школы при СНК СССР просит «пересмотреть решение Кустанайского областного Совета депутатов трудящихся о вселении авиационных курсов в гражданский государственный учительский институт»

13 марта

из приказа по институту: «приказываю: 1) считать изучение казахского языка обязательным для всех студентов, кроме казахов и татар по национальности; 2) считать сдачу зачётов и экзаменов обязательным по казахскому языку для русских, украинцев и прочих, по русскому языку – для казахов, татар и узбеков» директор И.Найдёнов

20 мая

из докладной записки директора И.П. Найденова: «Наш институт сметно-финансовым планированием поставлен в нетерпимые, тяжёлые условия».

22 июня

начало Великой Отечественной войны

1 июля

первый призыв на фронт, из приказа за № 97: «студентов-выпускников Исмагулова А. (физмат), Сыздыкова С. и Емельянова И. (естественно-географический факультет) полагать призванными в ряды РККА»

16 июля

из приказа: «Жукова И.Ф. – пом. директора по хозчасти, Рубцова М.Н. – коменданта-кладовщика, Удовченко С.Л. – ст. бухгалтера, Захаруткина В.С. – механика водяного отопления с 15 июля полагать уволенными в связи с призывом и отправкой в части войск РККА»

19 июля

из приказа: «лаборанта военного кабинета т. Солодовникова и ст. лаборанта физ. кабинета т. Карпова В.С., методиста заочного отделения т. Колесникова П. Л., зав. студ. столовой Коваленко М.Л. полагать уволенными в связи с призывом и отправкой в части войск РККА»

27 июля

решением Кустанайского областного Совета депутатов трудящихся учебное здание института и корпус общежития переданы облздравотделу под госпиталь. Институту предоставили здание бывшей НСШ им. Пушкина, полезная площадь составляет 765 кв. м. Туда институт переселился до 1 августа и приступил к занятиям со 2 курсом;

 

в связи с этим решением «учительский институт утратил следующие учебные помещения: физической и химической лабораторий, кабинетов марксизма-ленинизма, математического, зоологического, ботанического, географического, военно-физкультурного и кабинета педагогики и психологии. А также институт утратил читальный зал и красный уголок, зрительный зал клуба»

июль-декабрь

в первый год войны были призваны в действующую армию 22 студента и 7 преподавателей

22 августа

из газеты «Сталинский путь»: «в Кустанайском учительском институте занятия будут вести учёные из РСФСР, Украинской ССР, Белорусской ССР: педагогику - профессор, доктор педнаук т. Я.Б. Резник, психологию – доцент, кандидат педнаук т. Е.К. Матлин, зоологию – ассистент С.М. Саркисян, математику – зав. кафедрой, профессор П.Г. Куликовский, биологию – доктор биологических наук, профессор, зав. кафедрой естествознания и географии Л.И. Никонов, русский язык и литературу – известный еврейский писатель – драматург, доцент Л.Б. Резник».

октябрь

в конце октября добровольно ушёл на фронт директор института т. Найдёнов, отказавшийся от брони, которую он имел

19 октября

по решению Тульской областной эвакуационной комиссии были эвакуированы только научные работники. Преподаватели направлялись в распоряжение Кустанайского облоно и Наркомпроса Казахской ССР для работы по специальности в школах

5 ноября

образована кафедра русского языка и литературы, первым заведующим кафедрой был назначен Л. Б. Резник (похоронен в Кустанае)

декабрь

добровольно ушёл на фронт зам. директора по хозяйственно-административной части т. Бейсембаев А.

 

 

 

1942 год

3 января

вышло постановление ЦК ВКП(б) и СНК СССР, из которого следовало: «освободить от платы за обучение студентов - участников Отечественной войны, иждивенцев рядового и мл. командного состава Красной Армии, воспитанников детдомов»

12 января

на заседании Совета Кустанайского учительского института отмечена «хорошая постановка военно-физкультурной работы товарищем Симоновым, военный кабинет, который он возглавлял, был признан лучшим в Кустанае»

март

Белинская О.Л., бывший директор Кустанайского русского педагогического училища, стала и.о. директора Кустанайского учительского института.

март

в ряды РККА были призваны зам. директора по научной части т. Мусакулов Т.М. и зав. кафедрой марксизма-ленинизма – т. Юманкулов К.Ф.

7 марта

приказом № 37 по Кустанайскому учительскому институту» было решено «ввести в гр. Б изучение сельского хозяйства по специальности «подготовка трактористов», где из 32 человек половину составляли девушки

29 марта

из приказа: «доцента кафедры марксизма-ленинизма Гейфмана и преподавателя казахского языка Асанова, ст.преподавателя географии Гренадера полагать уволенными в связи с призывом и отправкой в части войск РККА»

май-июнь

институту переданы здания: школы 20-лет Октября, школы имени Джамбула (в здании размещались хлебный ларёк и общежитие студентов учительского института), а также здание бывшего Кустанайского двухклассного русско-казахского училища, созданного Ибраем Алтынсариным в 1884 г.

июнь

к концу 1941-1942 учебного года в Кустанайском учительском институте обучалось всего 159 студентов, из них на факультете естественно-географическом и физико-математическом – 133, на вечернем отделении языка и литературы – 26. В этот период в Кустанайском государственном учительском институте работал 21 педагог, из них 3 профессора, 5 доцентов, 6 старших преподавателей, 5 преподавателей, 2 ассистента. В числе профессорско-преподавательского персонала 10 человек, эвакуированных из Киева, Минска, Витебска.

16

сентября

из приказа директора: «в связи с объявлением угрожаемого (так в архивном документе – Д.Л.) положения в г. Кустанае с 18 по 25 сентября назначаю круглосуточное дежурство»

ноябрь-декабрь

в институте были созданы 8 лыжных команд для участия в рейдах комсомольско-молодёжных бригад по проверке состояния животноводства и зимовки скота в колхозах нашей области

ноябрь-декабрь

в институте из числа студентов подготовлен взвод бойцов (40 юношей) по ликвидации парашютных десантов, а из числа девушек через кружок специальной подготовки выпущено 50 телефонисток

декабрь

из приказа: «взамен ушедших на фронт устроено на работу в институте 11 человек эвакуированных … . Прибывшие преподаватели и профессора обеспечены жилплощадью, квартирной обстановкой и постельными принадлежностями, им оказана помощь в обработке индивидуальных огородов»

 

 

1943 год

5 января

вышел приказ Всесоюзного комитета по делам Высшей школы при СНК СССР за № 5: «Об освобождении в Казахской ССР от платы за обучение в высших учебных заведениях и обеспечении учащихся казахов, уйгур, узбеков и татар» (см. «Высшая школа» за 1945 г. стр. 70)

16 февраля

приказом по Народному комиссариату просвещения КазССР директором Кустанайского учительского института был назначен Сунцов В. И.

19 февраля

государственная комиссия составила докладную записку «О состоянии Кустанайского учительского института», в ней отмечено: «Во всех помещениях холод, стены промерзшие. Занятия студенты и преподаватели проводят в верхней одежде, в шапках и рукавицах. Норма учебных принадлежностей на одного студента ВУЗа и учащихся техникумов: тетрадей – 3, карандаш – 1, перо – 1. Отсутствие обуви у значительного количества студентов вызвало резкое повышение пропусков занятий. Продуктовые карточки отовариваются обычно к концу месяца и не полностью, а на 47 – 70%. Бывают частые перебои в получении студентами хлеба из-за отсутствия на хлебокомбинате дров или муки»

февраль

СНК СССР принял постановление «Об улучшении питания студентов высших учебных заведений», которое затем было распространено на учащихся техникумов

апрель

исполнительный комитет Кустанайского облсовета отмечает «тяжёлое состояние учительского института»

13 мая

принято решение исполнительного комитета Кустанайского областного Совета депутатов трудящихся № 30 «Об организации 4-х месячных курсов по подготовке в вузы девушек-казашек». … «разрешить Облоно организовать при Кустанайском учительском институте 4-х месячные курсы для подготовки в вузы девушек-казашек, с контингентом 30 человек»

апрель-май

институт стал иметь свое подсобное хозяйство, расположенное в 27 км от города, что позволило улучшить снабжение института продуктами питания

7 июля

на основании распоряжения Совнаркома СССР от 30 июня 1943 года № 12635-р издан приказ Народного Комиссариата торговли Союза ССР за № 308 «О порядке снабжения продовольственными товарами деятелей науки, искусства и литературы», который распространялся и на эвакуированных профессоров и доцентов

21 июля

решением исполнительного комитета Кустанайского горсовета депутатов трудящихся было принято распоряжение «О передаче помещения учительского института Азово-Черноморскому институту механизации сельского хозяйства».

сентябрь

создана военно-физкультурная кафедра, физкультурные и оборонные кружки: стрелкового спорта (58 чел.), штыкового боя (32 чел.), ручных пулемётчиков (34 чел.), гранотомётчиков (32 чел.), ГСО 1 ступени (43 чел.)

17 октября

из приказа: «в Кустанайском учительском институте занятия начать с 17 октября на 3-х факультетах: физико-математическом, естественно-географическом и на факультете русского языка и литературы… из-за недостатка помещений занятия проводить в три смены».

2 ноября

принято решение исполнительного комитета Кустанайского горсовета депутатов трудящихся «О выделении помещения для общежития студентов-казахов учительского института».

22 декабря

исполком Кустанайского горсовета принимает постановление «О санитарном состоянии общежитий г. Кустаная», из которого следует: «обязать директора учительского института тов. Сунцова отремонтировать печи и утеплить окна … не реже 1 раза в декаду проводить санобработку … просить горпрокурора рассмотреть факт недополучения хлеба в течение 12 суток в декабре студентами учительского института, виновных в этом привлечь к ответственности»

 

 

1944 год

18 января

Совнарком КазССР и ЦК КП(б)К принимает Постановление № 40 «О заочном обучении», в котором чётко был регламентирован процесс обучения на заочном отделении. Этот документ фактически возобновлял в республике деятельность заочных отделений, закрытых в начале войны.

29

апреля

принято постановление Кустанайского ОК КП(б)К «По улучшению работы Кустанайского учительского института» в свете постановления ЦК ВКП(б) от 1.IV.1944 г. « Об улучшению качества обучения в школах»

17 июня

принято Постановление Совета Народных Комиссаров Казахской ССР и Центрального комитета КП(б) Казахстана № 351 «Об увековечивании памяти казахского народного героя Амангельды Иманова», в соответствии с которым Кустанайскому учительскому институту присвоено его имя.

июль

из годового отчёта: «на конец учебного года в институте числится 240 студентов, из них: на физмате- 73, на естественно-географическом- 122 и на литфаке- 45»

1 сентября

в школах области, и, в целом, по стране введено раздельное обучение девочек и мальчиков

2 ноября

принимается постановление Совнаркома и ЦК КП/б/К «Об отпуске качественных продуктов профессорско-преподавательскому составу и студентам»

октябрь-декабрь

собрано октябрьских и новогодних подарков фронтовикам на 12000 руб. В помощь школам районов, освобожденных от фашистских захватчиков, собрано и отправлено 500 учебников. В помощь семьям фронтовиков собрано 16800 руб. Кроме того, выделено 30 кубометров дров и 60 центнеров сена

декабрь

из отчёта: «весь коллектив института принимал активное участие во всех важнейших кампаниях и оборонных мероприятиях. Проведена подписка на денежно-вещевую лотерею на сумму 15350 руб, на гос. военные займы – 78675 руб. Собрано 3706 рублей на постройку самолета»

декабрь

преподаватель основ марксизма-ленинизма, бывший директор института Найденов награжден Орденом Красной Звезды и медалью «За отвагу»

 

 

1945 год

19 января

принят документ по Народному Комиссариату Просвещения КазССР № 51 «О реализации постановления СНК и ЦК КП/б/ Казахстана «Об обеспечении Вузов учебными помещениями, общежитием и улучшении материально-бытового обслуживания студентов»

январь - апрель

из докладной: «с января по апрель студентам совершенно не выдавалась крупа и за всю зиму только один раз они получили мыло».

март

за подписью замминистра просвещения КазССР с грифом «секретно» директору Кустанайского учительского института: «В связи с массовыми явлениями нарушения дисциплины учащейся молодёжью, проявлением в отдельных случаях хулиганства, с участившимися фактами краж, драк и других видов преступлений, Министерство просвещения КазССР предлагает: усилить культурно-массовую и политико-просветительскую работу среди студенчества… К нарушителям принимать меры взыскания вплоть до лишения стипендии и исключения (как крайней меры). На каждый случай реагировать, привлекая общественные организации».

апрель - июнь

в соответствии с постановлением Наркомата просвещения КазССР в республике отмечали 100-летие со дня рождения великого казахского поэта Абая Кунанбаева … во всех школах, вузах, педагогических училищах прошли доклады, лекции, беседы о жизни и деятельности Абая

август

из справки: «институт занимает под общежитие помещение бывшего Дома колхозника, в котором размещены 30 студентов. Это общежитие обеспечено койками, керосиновым освещением и отоплением»

1 сентября

институт занимает здание бывшей неполной средней школы № 4 (ул. Пушкина, 23), учебное здание института состоит из пяти аудиторий, одного зала, двух комнат для библиотеки и читальни, канцелярии и кабинета. Отдельных комнат для кабинетов и аудиторий в институте нет, что затрудняет организацию лабораторных и кружковых занятий, особенно в условиях двухсменной работы института

 

 

С июня 1941 по февраль 1943 года были мобилизованы и ушли добровольцами на фронт 18 преподавателей и 42 студента.

 

Смертью храбрых на фронте погибли преподаватели Б.Н. Шибаев, Н. Г. Попов, заместитель директора по хозяйственной части А. Бейсембаев, студент П. Киселев.

За годы войны из числа студентов учительского института подготовлены следующие оборонные специалисты: пулеметчиков – 60; медсестер – 120; автоматчиков – 30; истребителей танков – 20; связистов – 50; лыжников – 100.

 

 

Составитель – Легкий Д.М.

 

 

негасимый свет любви

(документальное повествование)

Пожелтевшие от времени, потертые на сгибах листочки фронтовых треугольников, выцветшие чернила, мелкий, убористый в целях экономии бумаги почерк…

Этим письмам почти 70 лет. Их 140. Автора – Галины Васильевны Дьячковой – уже давно нет в живых. Адресат – Иван Иванович Дьячков – известный в нашей области человек, за плечами которого удивительная жизнь, сегодня живет в г.Рудный. Фронтовик, учитель, партийный работник, наставник молодежи, талантливый журналист и писатель. А еще краевед по призванию или, как говорят, от бога.

Иван и Галя поженились прямо перед войной. Галя – хетагуровка, приехала в казахстанские степи из цветущей Украины. Что тогда двигало этими молодыми девушками, которые из своих обжитых городов и сел, уютных домов, от родных и близких ехали на стройки, осваивать новые земли, на самые трудные участки? Ответ однозначный – быть полезным своей Родине. Сегодня это, быть может, звучит пафосно. В те годы не стеснялись таких высоких слов и старались всей жизнью им соответствовать.

Как удалось сохранить эти письма? Молодой Ваня Дьячков оказался догадливым парнем. Он письма жены вкладывал в свои ответы и отправлял в родное село, так они и дошли до наших дней все в целости и сохранности. Неужели двадцатилетний паренек уже тогда знал, что после войны эта личная переписка станет удивительным документом, своеобразным памятником безграничной веры в Красную Армию, самоотверженного труда тех, кто находился в тылу, свидетельством тех трудностей и лишений, которые пришлось пережить народу во имя великой Победы?

В ноябре 1941 года молодой учитель Викторовской средней школы Тарановского района Иван Дьячков ушел на фронт. Сначала новобранцев отправили на подготовку в Алма-Ату. В этот город были адресованы первые Галины треугольники.

Нельзя без волнения читать эти письма. В них тревога и забота, нехитрые новости колхозной жизни, личные переживания. И, конечно, в них много, очень много молодой любви, нерастраченной нежности. Это и понятно, Ивану и Гале всего по 20 лет. Только поженились, казалось, впереди счастливая жизнь, вить гнездо, растить детей, а тут война! Наверное, эта безоглядная любовь Гали, которой пронизано каждое письмо, каждая строчка и спасли Ивана Дьячкова, помогли выжить в той войне.

Перебираешь эти листочки и чувствуешь, как меняется настроение автора, как тяжелее и тяжелее становится труд жителей села. В письмах, написанных в 1941 году, Галя пишет, что дома все хорошо, все здоровы и сыты. Хлеб получали мукою, а теперь дают пшеницей, а там еще будут давать просо. Дома еще есть дрова, да « …еще воз на днях взяли за ту плитку чаю, что ты купил. Так что дома тепло» (30 ноября 1941 г.).

Но уже и в глубоком тылу чувствуется холодное дыхание войны. Уже и в Викторовке пусто и все страшно подорожало. Коровы стоят 3-3,5 тысячи рублей (прим. по тем временам это огромные деньги) и то не найдешь. «Мы пока купили телочку Розу, год рождения 1941, у Юли за 700 руб. Сейчас денег есть 800 руб. еще на одну телочку. Но это не коровы. Долго придется жить без молока» (15 декабря 1941 г.).

Жизнь становится все труднее. Самое страшное – все больше людей уходит на фронт. «Как здесь беспрерывно берут в армию, скоро не будет никого, останутся одни женщины, когда только будем ждать домой. Дядю Колю тоже забрали» (27 января 1942 г.). «Недавно была комиссия ребят 23 г. рождения, а сегодня на приписке и комиссии 24 год. Едет молодежь с гармошкой, как будто еще счастливы. А женщины стоят у ворот, провожают со слезами. Эх, какое подошло времечко. Когда же будет конец?» (14 мая 1942 г.). «Мишу Шурыгина уже тоже проводили. Скоро заберут всех из 24 года». (16 июня 1942 г.).

А село трудится, все сеют огороды и самая главная забота – посеять хлеба. А рук не хватает, почти все взрослые мужчины ушли воевать, в селе остались женщины, старики да дети, из техники – несколько маломощных тракторов, да и те ломаются без конца. «Сейчас в степи пашут и сеют руками, и ночами молотят хлеб». (4 мая 1942 г.). «На дворе дует небольшой ветер и два дня очень теплое солнце, трава зеленеет, вообщем, природа радуется, а когда мы будем радоваться, а то все ходят как прибитые. У всех одно горе. И у всех одни заботы, когда будет конец войне. Посеяно очень мало, хотя все как один ходят на работу. Тракторов 7, но работают плохо» (15 мая 1942 г.). « Из учреждений много отправили на посевную. Некоторые колхозы закончили посевную и сеют сейчас в фонд обороны. А наш колхоз засеял всего 500 га. Трактора стоят, а на быках и коровах много не спашешь. Сейчас край надо дождя, а его нет» (1 июня 1942 г.).

Работали не покладая рук, забывая про себя. А не было бы работы, наверное, и с ума можно было сойти в думах о родных и близких людях, которые проливали кровь там, вдалеке от дома, на войне. Самое страшное в эти дни – получить похоронку. А они уже приходят в Тарановский район. «Прислал письмо Закиров и пишет, что дядю Кондрина А. и того татарина, что возле бабушки живет, убило 28.04., а схоронили 1 мая в братской могиле. Шла на работу, зашла к тете Кондриной, там был настоящий похорон, она полуживая валялась на полу. В Викторовку прислали несколько похоронных, в том числе убит Сальников, ты его знаешь. Дядю Матвиенко уже вылечили и с 1 мая он обратно ушел на фронт. Дядю Ан. Кожевникова тоже проводили в армию 26 мая. Так что всех забирают» (29 мая 1942 г.). « Минькина дядю Саню убило, теперь остались круглые сироты. Как жалко такого дорогого человека как он…. Дядя Коля обратно ранен в руку, дядя Антон писал, что обратно поедет в часть. …Василий С. обратно на фронте на Сталинградском направлении» (22 декабря 1942 г.).

И, конечно, все ждут конца войны. А вести с фронта приходят неутешительные. «Сегодня передали вести с фронта, наши оставили город Феодосию. Какая весть не радостная, как тяжело их пережить, а тем, кто там бьется, еще тяжелее» (4 февраля 1942 г.), в этом же письме: «Дома все тоже спокойно. Только беспокоится мама, что хлеба больше не обещают давать, то нам не хватит на 4 месяца». «Сегодня как будто передавали по радио доклад Молотова, что будет открыт второй фронт – хотя может быстрей бы окончилась война» (13 июня 1942г.).

В 1943 году в селе становится еще тяжелее. Люди работают на износ, все устали – от непосильного физического труда, лишений, от ожидания весточек с фронта и от похоронок. Вот некоторые выдержки из писем Галины Дьячковой :

«Анна Соколова в школе не работает, у нее дочь маленькая, а мужа тоже забрали. Екатерина Близниченко инспектор РОНО. Ее муж живой. Ваня Близниченко тоже живой, награжден медалью. Миша Ш. на фронте, Шурку Ремезова и Миркулова повезли на фронт. Шпацинский И. – ранен. Стипаненко П. – тоже как будто убит. Брыжана М. тоже. В поселке вечером затишье, нет ни песен и свисту ребят, наверно, хуже чем на прифронтовой полосе. Все трудятся на работах. Из учреждений все мобилизованы на сельхозработы»

(3 июля 1943 г.).

«Шурыгин П. был на фронте, был в плену, остался живой, а потом заболел и помер в госпитале 10 июля. Это нежеланная весточка прилетела к нам в поселок. Еще в поселке помер Трошкин (Иванов отец). Теперь в нашем поселке от многих совсем вестей нет, или пришли похоронные. И когда этому будет конец, наверное, не дождемся. Нет радостных дней, весь народ как убитый ходит» (30 августа 1943 г.).

«Хлеба из колхоза не давали. А наоборот сдают излишки в фонд Красной Армии» (5 января 1943 г.).

«Правда, насчет хлеба, то уже отвыкли печеный есть, варим только затируху, галушки, а то отвечает за все картошка» ( 10 сентября 1943 г.).

«Скоро начнут пшеницу косить, рожь косят. Мне дали 3 колхоза, чтоб провела апробацию посевов - Чкалова, «Коммунар», «Степной крестьянин»…Как видишь и мы здесь живем, работаем, укрепляем тыл, первые центнеры хлеба сдаем в государство, чтоб хотя бы вы там были сытые» ( 23 июля 1943 г.).

«Хотя бы Господь не привел такого несчастья, какое постигло тетю Марину. Сегодня пришло письмо им. Пишет одна гражданка Сумской обл., что дядя Коля убит 6 августа, найден 7 августа мертвый на огороде мирными жителями, ранен в шею, там же и похоронен. У него найдены письма родных и адрес и сообщили тете Марине письмом. Но ее дома сегодня нет, она в степи еще. Бедный дядя, 4 раза ранен, а на пятом доконали» (26 октября 1943 г.).

А в жизни Ивана Дьячкова – первая боевая награда. И еще большое событие – вступление в партию. «Разреши мне поздравить тебя с успехами в боевой обстановке и с наградой орденом «Красная звезда». Спасибо большое судьбе, что сохранила твою жизнь. Спасибо партии и правительству и командованию Вашего полка – за проявленную заботу. … Также я еще тебя поздравляю с поступлением в ряды партии Ленина-Сталина» (13 сентября 1943г.).

«Все для фронта, все для победы!» - было не только лозунгом тех дней. Эти слова наполнены самоотверженным трудом оставшихся в тылу женщин, стариков, детей, наполнены физическим истощением и огромной моральной усталостью. Вера в победу помогала преодолевать все трудности, совершать все мыслимое и немыслимое, чтобы и здесь, в глубоком тылу, приблизить конец страшной войны.

В области начинается сбор средств на построение танковой колонны, отрывая от себя, люди отправляют теплые вещи для солдат. Конечно, в стороне от этих дел не может стоять комсомолка Галя Дьячкова. «Сдаем деньги на построение танковой колонны. Мы тоже сдали 500 руб. Вообщем, милый Ваня, тяжело вам там, но и нам нелегко. Чувствуется война везде. Когда она кончится» (5 января 1943 г.).

Наступает 1944 год. Четвертый год войны. Живут голодно, особенно плохо с хлебом. « А пища очень бедна и непользительна. Хлеб не хлеб, а так. его здесь называют просянка, а мука похожа на шакшу ( прим. Галина Васильевна имеет ввиду насыбай – смесь из табака и золы. Насыбай носили в специальном сосуде – шакше). И я только лучше буду есть одну картошку пока есть, а дальше видно будет. Истощал организм, хотя бы дожить до молока» ( 3 марта 1944 г.). «Сейчас весь народ ходит по степи и все собирают колос, просянку и этим питаются» (30 апреля 1944 г.).

«... а ты поверь, как нам надоел такой хлеб: просянка и просо, горький, не проглотишь сухой, а есть люди завидуют и на этот хлеб…. Наша кормилица всего дает только 6,5-7 литров в сутки, на 8 человек разве это молоко. На базаре масло 250-300 р., яички 40-50 р. Картошка пуд – 350 р. Молоко литр 25 р.» (16 июня 1944 г.).

Но уже чувствуется перелом в жизни села. В магазин стали завозить товар, все очень дорого, но это уже вселяет надежду на скорую мирную жизнь. «Сейчас к нам завозят разные товары, спирт. И все под хлеб, картошку, бери, но все очень дорого. 1 м. простой мануфактуры 40 кг. картошки» (16 января 1944г.).

И еще перемены в селе. Начинается великое переселение народов. В холод, в товарняках отправляют немцев, корейцев, чеченцев, ингушей в казахстанские степи. Их встречают местные жители, как могут помогают им – этим истерзанным людям, проехавшим многие сотни, тысячи километров в нечеловеческих условиях, терявшим в пути детей, родителей. Для многих из них, для их детей и внуков кустанайская земля станет Родиной, а те, кто вернется домой, на историческую Родину, будут детям своих детей наказывать, чтобы не забывали Казахстан, который в трудную годину дал им самое необходимое: хлеб и кров. Вот и Галя пишет мужу на фронт: «В наш поселок привезли 92 человека. Переселенцев с Кавказа, все нерусские, приехали все легко одетые, детей помногу» (11 марта 1944 г.).

А вот еще новость: «У нас на ст. Тобол открыли подобие церкви, ходят богу молятся» (30 апреля 1944 г.). И это в пору всеобщего атеизма. Во все времена к Богу человек обращается в самые трудные минуты жизни.

И еще радость: « …и вдруг получаю письмо от родной сестреночки Любы. (прим. родные Галины Васильевны долгое время оставались на оккупированной территории). Она написала очень мало, пишет, было некогда. Как только освободили их от немца, она сразу написала. Пишет, что все живы здоровы, написала где живут, но цензура зачеркнула. Поэтому ее адрес неизвестный» (3 января 1944 г.).

Многие, не выдержав четырех лет войны, начинают болеть. У многих эти болезни, «заработанные» от голода и холода, останутся на всю жизнь. «В поселке болеют тифом. Нюра Голубова, Нюра Минькина, Нюра Соболева и др. И по др. поселкам то же самое» (13 июня 1944 г.).

Но все это – и недоедание, и болезни, и лишения – все уходит на второй план, потому что газеты и радио сообщают о наступлении наших войск. Чувствуется, что долгожданная Победа не за горами. «Сейчас каждый день слышим хороши успехи Красной Армии. Взяли г. Винница, Первомайск, Дубно и другие города» (24 марта 1944 г.). «Я читала итог наступательных боев 2-го Укр. Фронта под ком. Маршала Конева (ведь ты тоже на этом направлении) с 6 марта по 15 апреля. Да, много полегло немцев, туда им и дорога, но наверно и наших немало» ( 21 апреля 1944 г. ).

И уже возвращаются домой фронтовики – израненные, изувеченные, но не сломленные. И как завидуют женам, детям тех, кто вернулся живым домой! Зависть - плохое, разрушающее чувство, но кто осудит их! «А 9 марта на нашей улице нашим соседям радость. Вася Тихонов пришел раненый домой, в левую руку и в грудь. Сколько радости было при встрече, но конечно как мать померла исполнился месяц, не дождалась.» (11 марта 1944 г.). «Вчера 29 мая приехал из госпиталя Николай Максимович Брыжаха, ранен под Кировоградом, не приведи судьбы такому быть калекой. Он раненный в глаза. Не видит ни одного процента. Правого совсем нет, а левый чуть-чуть блестит. Эх, Ваня, как только плакали все. Его привез провожатый, он только узнает по голосу. И что теперь ему, вечный калека. Взял гармошку и заиграл, а в эти минуты весь народ навзрыд плакал. Я пишу письмо и вспомню его, и у меня слезы капают. …» (30 мая 1944 г.).

Да, молох войны беспощадно прошелся по судьбам людей, порой жестоко коверкая и ломая. Но человеческие чувства, любовь к Родине, к ближнему перемолоть ему не удалось. Не ожесточила война сердце Гали Дьячковой. Она вместе со всеми терпела, все вынесла эта юная женщина. Невозможно без слез читать ее письма, в которых она, беременная, пишет мужу, что ей так хочется «много кой-чего съесть, а достать из продуктов почти ничего невозможно», вот она и видит сны, в которых досыта ест то, что хочется ей съесть наяву. Она всю войну видела своего ненаглядного Ваню только в снах, и там она целовала и обнимала его, и оберегала. Все эти годы для нее самой великой радостью было увидеть эти сны и получить весточку от любимого, прожить еще день, зная, что и он жив там, в пекле войны. А еще растить своего первенца одной, слышать его первые слова, увидеть его первые шаги, видеть, как он меняется с каждым днем, и с каждым днем все больше и больше становится похожим на своего отца.

Она ждала, она умела ждать. Это и про нее симоновские строки: «Как я выжил, будем знать только мы с тобой. Просто ты умела ждать, как никто другой».

Галина родилась под счастливой звездой – ее Иван вернулся домой. И они еще прожили много лет - как мечтали, как хотели. Это про письма со счастливым концом.

Фотодокументальный фонд Костанайского областного историко-краеведческого музея хранит немало писем, строки которых свидетельствуют о несокрушимом единстве фронта и тыла, о кровной связи народа с армией, о великой силе советского патриотизма. Как же надо было любить свой дом и Отчизну, чтобы в столь юные годы отдать всё, без остатка, ради их свободы и независимости!

Вот трогательные строки письма кустанайца Владимира Пожидаева, написанного брату Михаилу 8 июля 1943 года, погиб в 1944-ом (публикуем без перепечатки):

 

А вот как узнала семья бойца Мирошникова Ф.Е. чёрную весть о его гибели под Ленинградом в 1942 году, об этом написала его дочь:

 

 

Сколько тепла и любви хранят пожелтевшие строки письма Ракыша Утеулина, написанные им в суровом 42-ом:

Разве может оставить равнодушным письмо 18-летнего А. Носова, адресованное своим родителям в Джетыгару:

 

И ещё об одном письме, его написал юный боец из Мендыгаринского района, радист-пулемётчик танка Юлий Гвоздев 14 июля 1944 года.

 

И уже через несколько дней, как бы вдогонку, Гвоздевы вновь получили письмо с фронта:

 

 

 

 

 

 

Вряд ли можно к этому что-то добавить.

 

А.Дуанбаева

Другая сторона войны

 

Кажется, что в маленьком тыловом Кустанае всё это происходило вчера. На самом деле, шли сороковые-роковые, когда на несколько военных лет сюда перебросили Сталинградскую школу пилотов. Будущие грозные истребители не только учились летать и вести бой, но и влюблялись, женились на местных девушках. Таких историй было много – расскажем две.

 

 

История первая

«Когда узнаешь, что я погиб, жди ещё три года...»

– Не так легко всё это вспоминать, – говорит Мария Николаевна. – Та жизнь прошла, лишний раз её тревожить не хочется.

Мария Николаевна держится прямо, говорит чётко, не ссылается на забывчивость и возраст. Военные письма рассортированы, аккуратно стянуты резинкой. У неё порядок во всём. На кухне – белоснежные салфетки, полотенца. Лишь попугай Чик ведёт себя вольно. Его клетка открыта, и он рассматривает гостей в своё удовольствие. Садится на стол и клюёт, что понравится.

– Мы с Алексеем Корнеевичем Чика любим, – сдержанно улыбается хозяйка.

Так получилось, что первый ее муж – лётчик-истребитель – был Иваном Корнеевым, а бывший артиллерист Игнатенко – Алексей Корнеевич. Благодаря этому совпадению сын Толик долго не замечал, что у него с отцом разные фамилии, пока мать друга не объяснила. А на фотографиях, где он совсем маленький, в руках – самолётики.

– Ему сейчас 65, а самолёты, как и в детстве, на первом месте...

Иван Корнеев однажды пошутил: «Родишь девочку – разведёмся...» А с фронта писал: «Нет, Маша, только девочку. Не надо нам больше истребителей, слишком тяжело...»

Когда они в Кустанае познакомились, Иван Егорович уже был офицером и возрастом старше, чем она. Отцу Марии его рекомендовал сам Соколов, начальник Сталинградской школы пилотов.

– Соколов, вместе с женой, дочкой и падчерицей, стоял на квартире у моего отца. Когда личный состав школы встречали в Кустанае, папа пошёл на вокзал, чтобы оттуда взять кого-то на постой. Не ради денег, а чтобы внести свой посильный вклад – ведь жить в городе было негде. Под надобности школы освобождали всё, что только было можно...

Отец Марии Николаевны собирал свою жизнь, как и свою семью, из осколков. В 20-е годы вместе с женой и детьми перебрался в Кустанай с Рязанщины. Переезд пришёлся на голодные годы. Поселились недалеко от Владимировки. Когда стало невозможно терпеть голод, отправился в город менять вещи на продукты. Вернулся – они уже умерли, жена и дети.

– Отец пережил тяжелейший шок, сам был на грани смерти. За ним стали ухаживать соседки – их семья тоже поредела. Так папа женился на маме, так я появилась на свет. Для отца потом ничего не было дороже семьи. Когда Соколов сказал ему, что за Корнеевым я буду как за каменной стеной, папа согласился на наш брак.

– А если он погибнет, то достойно. Никому не будет стыдно, – добавил Соколов.

За Марию тоже никому не было стыдно. Она окончила Челябинский пединститут, преподавала географию в мужской школе имени Кирова, что стояла по улице Калинина – сейчас это гимназия им. Мауленова по улице Алтынсарина. В годы войны Мария Николаевна поработала и политруком в Садчиковке, и военным цензором на телеграфе. Все были заняты, работали, служили. И всё-таки молодой Кустанай жил любовью – короткой, тревожной и незабываемой.

– На памятнике в парке Победы выбито имя Никифора Ореховского – я его помню и живым, и мёртвым. Мы его звали Федей, так как ему собственное имя не нравилось. Его самолёт врезался в землю за большим мостом – многие это видели. Мотор на 6 метров ушёл в землю. Иван попросил, чтобы я помогла женщинам подготовить Федю в последний путь. Это было горько и страшно – мы же готовились на свадьбе гулять, на следующий день со своей невестой он должен был идти в ЗАГС...

Многие девушки хотели познакомиться с лётчиками. И Марию просили, чтобы Иван с кем-нибудь познакомил. А она уже думала, как останется, когда Корнеев снова отправится на фронт. Победа уже была не за горами, но это совсем не давало гарантий.

Он погиб в первый день штурма Берлина. Мария Николаевна так и не знает, успел ли Иван получить письмо, в котором писала, что у них родился сын, Анатолий. Вместе с похоронкой она получила пособие – 3 тысячи рублей. С 1 мая 1945 года государство стало платить на ребёнка пенсию – 428 рублей. Но Мария Николаевна продолжала ждать мужа с войны. Три года, как он просил:

– Когда узнаешь, что я погиб, за другого сразу не выходи. Жди меня три года. Больше не жди, не оставайся одинокой, живи счастливо...

Через три года Мария Николаевна вышла за фронтовика, артиллериста, участника Курской битвы. Алексей Корнеевич Игнатенко прошёл через Прохоровское поле. Был тяжело ранен. Сейчас болеет.

– Судьба помогла мне найти счастье ещё раз. Муж – прекрасный человек. К сыну Ивана Корнеева относился как к родному. Потом у нас ещё двое сыновей родились, и все трое – замечательные, помогают нам...

Добавим, что Анатолий Иванович Корнеев, сын истребителя, служил в Якутске, на Северном полюсе, побывал в горячих точках, в сложных ситуациях. Уволился в запас по состоянию здоровья.

 

История вторая

«И в какой стороне я ни буду...»

– Летний кинотеатр был на углу, там, где старый музей, – рассказывает Надежда Моисеевна Семашко.

В этом году ей исполняется 90 лет. Она живёт с дочерью Натальей Михайловной, которая историю знакомства родителей знает не хуже мамы. Позвонив в редакцию, сказала, что родители впервые увиделись в кино.

– И вы знаете, какой шёл фильм?

– «Свинарка и пастух»...

 

 

Подробности же стали известны из уст самой Надежды Моисеевны. Её семья переехала в Кустанай в 1940 году из Актюбинской области после того, как арестовали отца. Поплатился за политический анекдот. Лихая судьба забросила арестанта на Дальний Восток, в город Свободный. Название ссылки обнадёживало, отец писал оттуда письма и обещал вот-вот вернуться: «Я здесь заболел и сильно исхудал. Чем вы только будете меня откармливать...»

Однако не вернулся. Старший брат Никифор первым перебрался в Кустанай. А потом забрал и остальных, заверив, что «здесь вы хоть картошки наедитесь...» Надежда не успела окончить среднюю школу, но и с девятью классами способную девушку взяли на работу в отделение Госбанка. И в Кустанае после небольшого экзамена в банке показали стол и стул – рабочее место.

– Ребят, которые хотели со мной познакомиться, хватало. Но мне никто не нравился. А потом – война...

Стояла осень. Надежда и Шура, подруги, пошли в кино. Движок не тянул, свет гас, по полчаса приходилось ждать следующих кадров. В очередной технический перерыв к ним и подрулили «соколы»: может, познакомимся? Одного «сокола» звали Мишей, второго – Жорой. Из кино они уже шли парами: Миша с Надей, Жора с Шурой.

– Михаил взял меня за руку, а ладони – в мозолях. Накануне мы копали канал от Тобола до порохового завода – каждой организации доводили участок. Ему я сказала, что тружусь на стройке, но Шура уже поведала своему кавалеру, что – в банке. Ребята в тот же вечер назначили нам новое свидание...

Надежда Моисеевна говорит, что не надо принимать её рассказ как весёлый. Жить было очень трудно. Они остались с мамой вдвоём. Братья Никифор, Иван и Алексей Хомко (девичья фамилия Надежды Моисеевны) остались на войне навечно: один – подо Ржевом, второй – в боях за Ростов. Младший, Иван, узнав о гибели братьев, ушёл на фронт, не дождавшись совершеннолетия – и сам остался лежать возле города Бендеры. Не до замужества было, хотя Михаил настойчиво звал в загс.

– Что ж, будем переписываться? – спросил он.

– Можешь, конечно, писать, – сказала она. О любви не говорила – ведь совсем мало знала она Мишу. Через несколько недель после знакомства был сформирован и отправлен на фронт авиаполк, где он служил техником-механиком. С дороги прислал четыре письма, и писал до конца войны. Михаил Васильевич брал Берлин, потом уехал к матери в Крым, куда звал и Надежду. Но она отказала, не могла оставить мать одну.. Тогда Михаил сам прибыл в Кустанай. С трофейным немецким чемоданом, который и сегодня служит семье. И очень удивился, узнав, что Надя получила новую квартиру.

– Банк о своих сотрудниках даже в войну заботился. Нам и зарплату хорошо добавляли, и квартиру дали. Хотя она была совсем без мебели, мы с мамой очень радовались...

Михаилу Васильевичу в Кустанае сразу нашлось дело. Он работал в малой авиации инженером. С его помощью старый аэропорт в Кустанае поменял статус – с военного на гражданский. Вместе супруги прожили более полувека, плюс три года переписки. Сын Алексей стал, как и отец, авиатором, живёт во Владивостоке. Надежду Моисеевну Нацбанк не забывает и сегодня. А Михаил Васильевич до этих дней, к сожалению, не дожил.

 

Л. Фефелова


<< Назад | Печать



Яндекс.Метрика