Воспоминания фронтовиков


«Он в двадцать пять вернулся из Берлина»


Дети Петра Романченко знают, как шел он в бой 1 апреля 1945 года. Помните фронтовиков

Костанайская книга о фронтовиках «Они прошли через войну» заканчивается строкой «Они и сейчас в строю». Когда в 1995 году это было написано, участнику Великой Отечественной Петру Романченко, чье имя упоминается в издании, жить оставалось всего-то четыре года.  Он занял место в другом строю, о котором так красиво и печально пелось в любимой песне «Журавли».

Дочь Петра Романченко, Елена Петровна, до сих пор говорит об отце со слезами на глазах

«Лично уничтожил...»

Теперь в том небесном строю уже почти и не осталось промежутков малых. А Петр Савельевич ушел, прожив немного - всего 68 лет. Война догнала. Его дочь Елена Петровна вспоминает шрам у отца над виском и то, как через многие десятилетия после боев выходили из его тела осколки.

- Они с мамой мечтали, что, когда будут отдыхать на пенсии, станут много ездить по стране. Так и не получилось, - вздыхает женщина. - Папа успел только дважды побывать на встречах однополчан в Ленинграде, который освобождал. А мог бы, наверно, в любой точке Советского Союза встретить тех, с кем был на фронте. Он же всю войну прошел. Призвался из родного Урицка весной  1941 года, а вернулся домой весной 1946 года.

Вернулся холостой красавец, выправка военная, грудь в наградах - ордена Красной Звезды, Отечественной войны, медаль «За отвагу». Жених - на зависть.

Я смотрю на Елену Петровну, которая перебирает на столе фотографии, листает отцовский альбом, рассказывает о большой семье - три дочери и сын, сейчас уже, само собой, есть внуки и правнуки - и думаю, как же им сказочно повезло. Ведь пока рыжеволосый 19-летний юноша стремительно и страшно взрослел на войне, его сто раз могли убить. И не было бы тогда женского счастья у его будущей жены Александры Степановны, и не появились бы на свет их дети, и линии многих жизней пресеклись бы, просто не начавшись...

Петр Романченко мог погибнуть хоть в том бою, за который был удостоен ордена Красной Звезды.

- Этот подвиг он совершил 1 апреля 1945 года, - рассказывает дочь, - бои шли уже на территории Чехословакии, у населенного пункта Веча. Вот я вам прямо наградной документ прочитаю: «Несмотря на сильный минометно-пулеметный огонь противника, взвод под командованием товарища Романченко первым ворвался в населенный пункт и уничтожил 16 немецких солдат, дал этим возможность успешно продвигаться вперед другим подразделениям. Лично сам товарищ Романченко уничтожил гранатами и огнем своего оружия ручной пулемет и четырех вражеских солдат». А вот еще: «В боях по ликвидации плацдарма немцев на левом берегу реки Реут со 2 на 3 июля 1944 года Романченко командовал огневым взводом, правильно организовал наступление. Первым ворвался в линию вражеских траншей, сея панику и смятение в рядах противника...» Тогда он был младшим лейтенантом. Его наградили орденом Отечественной войны I степени.

Петр Савельевич воевал в составе 171-й стрелковой Идрицко-Берлинской ордена Кутузова II степени дивизии, которая отличилась во время Берлинской наступательной операции, при штурме Рейхстага. Всему ее личному составу своим приказом № 6 от 30 апреля 1945 года Маршал Советского Союза Георгий Жуков объявил благодарность.

 Таким молодым в конце Великой Отечественной войны был уроженец Урицка Петр Савельевич Романченко

 

«Родины очерк знакомый...»

Нам никогда не побывать на их месте. И все-таки представить себе можно - весна, цветущая, несмотря на пожарища и разрушения, Европа и уже сорок пятый год, и с каждым днем все горячее надежда, что доживешь до мира, до другой жизни, в которой тебя не будут каждый день убивать. Но кому-то еще суждено погибнуть и надо найти в себе силы бросаться на штурм, идти в атаку... У мужества последних дней войны - особая цена.

Я спрашивала Елену Петровну, часто ли отец вспоминал фронт, рассказывал о сражениях, привез ли с собой какие-нибудь вещи на память.

- О войне с нами дома он почти не говорил. Тяжелые это были воспоминания, - отвечает она. -  Но в сельском профтехучилище, которое было в Урицком районе, он с учащимися как ветеран встречался. Там где-то, в училище, остался и подлинник благодарности, подписанный Сталиным. Что касается реликвий, то ничего такого, кроме ран и наград, папа с собой не привез. Помню, был случай - в детстве наш младший братик Вова однажды пытался отцовские орден на пластмассовые танки поменять... У меня еще хранится небольшой дневник, записи с войны - там страшные вещи есть. И вот такая тетрадка.

Елена Петровна приносит из соседней комнаты что-то вроде альбома в потертой матерчатой  обложке. По серому фону рассыпаны легкомысленные голубые цветочки. Прямо девичий заветный блокнот. Открываю. Вы не поверите - песенник. Командир стрелкового взвода, потом роты, гвардии лейтенант Романченко на фронте аккуратным почерком записывал на листках в клетку слова песен. Их сейчас называют песнями военных лет - «В лесу прифронтовом», «Случайный вальс», «На позиции девушка провожала бойца...», «На солнечной поляночке». Записывал не только произведения известных поэтов, но и фронтовой фольклор, песни, созданные в окопах, землянках.

А на полях косым летящим почерком: «Родины очерк знакомый, связанный лентою лет...» И такая тоска по дому, такая жажда красоты, обычного человеческого счастья в этих чернильных строчках.

И память о человеке - крепче гранитных обелисков.     

 Документы, оставшиеся от отца, а также фронтовой дневник и даже песенник семья хранит

Гимнастерка для внуков и правнуков

В жизни Петра Савельевича Романченко были еще стихи. Точнее, уже не в жизни. Умершему отцу написала их старшая дочь - Людмила Петровна:

- Я потеряла папу - Ветерана

Великой, мною проклятой войны...

Он в двадцать пять

Вернулся из Берлина,

А в сорок два носил в себе мужчина

Мельчайшие осколочки войны...

Не он спешит к нам в семьи с поздравлением,

А мы к нему на кладбище идем -

Поздравить с праздником,

Тихонько постоять,

Спасибо запоздалое сказать...

 

Со дня смерти Петра Савельевича для всей его большой семьи каждое 9 Мая начинается  свиданием с отцом, дедом, прадедом на его могиле. А потом идут и едут в парк Победы к Вечному огню, чтобы помянуть там его и всех павших. Ведь только в этой семье еще погиб на фронте и отец Петра  - Савелий.

- Вы спрашивали о реликвиях, - говорит Елена Петровна, - от папы еще осталась гимнастерка. Мы ее перешили, и на День Победы, когда идем с цветами к мемориалу, кто-то из младших мальчиков надевает ее. Такая у нас традиция. Однажды маленькая внучка увидела у меня небольшой планшет, который я сделала к предыдущему юбилею Победы. Он висел на общем полотне в нашей школе № 19 рядом с другими, похожими. На нем размещена фотография папы, описание боя в Чехословакии, стихи Людмилы, в которых она сумела описать всю его жизнь, Георгиевская лента. Ребенок спрашивает, зачем это? Я отвечаю: чтобы все знали, как воевал наш родной человек, чтобы помнили его и ценили мир. Скоро юбилейный праздник, уже семидесятый. От имени всей нашей семьи, семьи солдата Победы Петра Романченко мы поздравляем с ним костанайцев. Делайте все, чтобы о подвигах фронтовиков не забывали.

http://www.ng.kz/modules/newspaper/article.php?numberid=452&storyid=21415#.VR4H9tS0JTg

 


6 апреля 2015 г.


<< Назад | Печать


Читайте также:

Яндекс.Метрика